Юбер де Живанши – изящество, хрупкость и простота, от которых не отвести глаз

Юбер де Живанши – изящество, хрупкость и простота, от которых не отвести глаз Нередко Юбера Живанши называют последним классиком и последним аристократом моды. Он из тех последних, кто диктовал моду всему миру во времена, когда моде принято было следовать. Сравним: сейчас так велико разнообразие модных стилей и так много предложений, что в моде нет стопроцентного единого канона и каждый относительно легко найдет подходящее для себя направление.

Кроме того, Живанши успел захватить время, когда многие женщины еще хотели постоянно выглядеть «на отлично» и не привыкли к столь популярным в наши дни удобным, но часто безликим джинсам, футболкам и свитерам. Живанши составил себе имя в эпоху более женственных и менее практичных европеек и американок и поэтому должен быть близок сердцу россиянок, ведь это мы до сих пор в большинстве своем любим красиво одеваться всегда, а не только по торжественным случаям.

Что до аристократизма, то Юбер Живанши – аристократ самый настоящий: его полное имя – Юбер Джеймс Марсель Таффен маркиз де Живанши.

Родословная – есть в кого быть модельером

Корни маркизов де Живанши были связаны с искусством. В свое время их предки по фамилии Таффини приехали во Францию из Италии, чтобы проектировать королевские дворцы и дома знати и украшать их фресками. Подобная работа считалась достаточно престижной, и в 1713 году семье были пожалованы земельные владения и дворянство. Сам Юбер де Живанши не раз обращался к семейным традициям. Он лично спроектировал свое собственное поместье, а в конце жизни жертвовал деньги и принимал активное участие в нескольких реставрационных проектах, включая восстановление знаменитых садов Версаля.

По линии своей матери, Беатрис Бадьин, Юбер имел в роду целый набор творческих личностей: дед Жюль Баден был художником и имел успешный бизнес по производству гобеленов; прадед Пьер-Адольф Баден считался известнейшим живописцем, предки которого разрабатывали декор Гранд-Опера и Елисейского дворца.

Отец Юбера, Люсьен Таффен де Живанши, хотел служить в армии, но в максимально привилегированных войсках. Рыцарства уже не было, пришлось маркизу пойти в летчики, что было очень модно среди аристократии первой половины ХХ века. Отца Юбер не помнил, он родился 21 февраля 1927 года в городке Бове на севере Франции, а два года спустя осиротел. Современных лекарств еще не было, и осложнения даже самых простых болезней нередко приводили людей к смерти. Отважного летчика унес в могилу банальный грипп. Чтобы помочь воспитывать Юбера и его старшего брата, к молодой вдове перебралась ее мать, Маргерит (французский вариант имени Маргарита) Дитерли-Баден. Мадам Баден прославилась как чудесная рукодельница, обшивала всю семью и позволяла внуку часами играть со своей корзинкой для рукоделия, полной ниток и лоскутков. С тех пор Юбер считал, что ткань «живая».

Путь в высокую моду

Сам де Живанши после вспоминал: он мечтал стать модельером с 10 лет, когда на парижской Всемирной выставке 1937 года увидел экспозиции лучших французских домов моды. В 1945 году, после освобождения Парижа от оккупации, юный маркиз поступил в Школу изобразительных искусств и одновременно на работу к известному модельеру Жаку Фату. Фат имел репутацию «модельера шикарных юных парижанок». Его модели славились женственностью, изысканностью и при этом слегка опережали господствующие модные тенденции. В 1947 году Живанши неожиданно перешел к эпатажному новатору от моды Эльзе Скиапарелли, прославившейся переносом застежки молнии с чемоданов на одежду, более чем новаторскими шляпами (самыми скандальными стали головные уборы в форме туфли и телескопа) и прочими неожиданными идеями. Тем не менее у Скиапарелли покупали себе наряды и герцогиня Виндзорская, и Кэтрин Хепбёрн, и Марлен Дитрих. Именно Скиапарелли разглядела в молодом Живанши его талант… бизнесмена и доверила руководство своим бутиком.

15 человек на первый показ…

А его светлости хотелось свободы: эпатажный стиль начальницы был не для него и просто хотелось работать на себя. Воспользовавшись семейным капиталом и ссудой от родных (так принято во Франции), Юбер де Живанши в 25 лет (в 1952 году) стал самым молодым парижским кутюрье, открывшим свой собственный дом моды. Денег было мало, и наряды для первой коллекции (вышла в 1953 году) шились из максимально недорогих хлопковых тканей. Она называлась Bettina Graziani в честь популярной манекенщицы Беттины Грациани, сотрудницы (включая обязанности секретаря) и музы Живанши. На первом показе коллекции юного кутюрье было всего… 15 человек.

Но вскоре слухи о нем полетели по Парижу: четкость формы и силуэта, тщательная отделка, продуманные аксессуары, женственность и изысканнейшая простота моделей привлекли к нему внимание даже на фоне триумфатора Кристиана Диора. Как и Диор, Живанши возвращал уставшим от войны женщинам женственность и хрупкость. Но делал это иначе. Его модели предпочли те, кто не хотел выглядеть «излишне» роскошно и шикарно, кто предпочитал хрупкость и большую простоту. Женщина Диора – достаточно взрослая женщина, с «богатыми» грудью и бедрами. Женщина Живанши – ближе к девушке с хрупкой, тонкой и намного более плоской фигурой. Она более миниатюрна и менее заметна, хотя не менее прекрасна.

И первый успех

В первой же коллекции Живанши была показана одна из его культовых разработок: блузка «Беттина», сшитая из белого хлопка с объемными черно-белыми воланами на рукавах, очень скоро оказавшаяся в гардеробе почти каждой модницы. Но в самом начале клиентов было мало, и Живанши одним из первых великих кутюрье решился выпустить коллекцию одежды прет-а-порте класса люкс (1954 год), то есть запустить свои модели в массовую серию и сделать их доступными широкому кругу более или менее состоятельных женщин. До этого женщины чаще всего заказывали одежду у портных (непосредственно у кутюрье, если могли себе позволить) или шили ее сами.

И «Оскар» за Одри Хепбёрн

Но настоящим лицом модного дома Живанши предстояло стать не Беттине Грациани, а мало кому еще известной юной актрисе Одри Хепбёрн. В 1953 году она обратилась к Живанши за самым важным для фильма «Сабрина», за нарядами. По сюжету, неуклюжая и небогатая дурнушка из США возвращалась из Парижа удивительной красавицей. Времени было так мало, что пришлось не создавать, а подгонять на актрису готовые модели. Тем не менее они оказались так хороши, что фильм получил «Оскар» за костюмы. Вот только достался он костюмеру ленты, знаменитой тогда в Голливуде Эдит Хэд. Имя Живанши не упоминалось даже в титрах. Благодарная и восхищенная нарядами от своего нового друга Хепбёрн не дала свершиться несправедливости: она настояла на вручении награды Живанши и лично (и как можно более публично) принесла ему извинения.

С тех пор Хепбёрн одевалась исключительно у Живанши, благо ее фигура и внешность соответствовали его представлениям об идеальной женщине. Фильм «Римские каникулы» сделал мисс Хепбёрн звездой мирового уровня и одновременно принес мировую известность и востребованность Живанши. К слову, Хепбёрн одевалась у Живанши, но никогда не брала денег за рекламу его нарядов. Она делала это во имя дружбы, хотя ее муж не раз указывал ей на «потерянный доход семьи». А маркиз де Живанши во имя дружбы придумывал для нее один за другим уникальные образы.

Фильм 1961 года «Завтрак у Тиффани» стал культовым, созданное для него черное платье в 2006 году было продано на аукционе почти за один миллион долларов. Образцы для молодежной моды, от ночной рубашки до шляпы и очков, дал фильм 1966 года «Как украсть миллион». Модницы смотрели его снова и снова, чтобы запомнить наряды. Фурор произвел ансамбль, в котором Хепбёрн второй раз выходила замуж: короткое розовое платье и платок на голове. В мире моды ходила шутка (не без доли правды), что этот наряд заставил на некоторое время многих и многих невест отказаться от фаты. Так же, скорее всего, Одри Хепбёрн вдохновила Живанши на создание безумно модных на рубеже 50-х и 60-х годов платья и пальто в виде кокона. Элегантные и придающие фигуре женщины некую тайну, периодически они в том или ином виде регулярно возвращаются в моду и копируются современными дизайнерами.

И Хепбёрн, и де Живанши понимали: образ реальной (не на экране) женщины не может состояться без правильно подобранных духов. Именно по этой причине кутюрье взялся за работу над своими первыми духами – L’Interdit («Запрещенные»). Начиная с 1957 года L’Interdit в течение семи лет служили эксклюзивным ароматом Хепбёрн и не поступали в продажу, зато после приобрели огромную популярность и стимулировали Живанши к открытию нового направления бизнеса – разработки парфюмов. Духи L’Interdit успешно продаются до сих пор.

Вынос: В 1959 году к L’Interdit присоединился классический мужской аромат Monsieur de Givenchy. В 1975 году, после начала производства одежды для мужчин, – игривая туалетная вода Givenchy Gentleman, открывшая эру более ярких и свежих, непохожих на классические, мужских ароматов. Беттине Грациани посвящены духи Amarige (1991 год), флакон которых своими очертаниями напоминает знаменитую одноименную блузку. И это только самые известные ароматы от Живанши, к нашему времени их количество перешагнуло за две сотни!

Список покупательниц скопирован с перечня первых красавиц

Простой, изящный стиль Живанши пришелся по душе еще одной иконе стиля, Жаклин Кеннеди, хотя ей регулярно самым прозрачным образом намекали: хотя бы на официальных мероприятиях предпочтительно появляться в нарядах от отечественных (американских) дизайнеров. Но первая леди США (как и Хепбёрн, она была миниатюрной брюнеткой с карими глазами – любимый тип женщин Живанши) осталась непреклонно непатриотичной. Способствовало этому и то, что она училась в Сорбонне, свободно владела французским и просто хорошо знала и ценила европейскую культуру. Именно у Живанши миссис Кеннеди заказала наряды для визита во Францию, во время которого обычно более чем сдержанный генерал де Голль не сводил с гостьи глаз и наконец воскликнул: «Мадам, вы словно сошли с картины Ватто!» Жаклин Кеннеди просияла.

Впрочем, то, что она одевается во Франции, по политическим соображениям практически держалось в секрете. Как известно, всё тайное становится явным. Где заказывает себе гардероб первая леди, быстро узнали дамы из высшего света США, и уже очень скоро Соединенные Штаты Америки стали самым крупным рынком сбыта нарядов от Живанши.

Весь мир помнит и черное платье, и простую шляпку с длинной вуалью, обрамленной непрозрачной лентой (разумеется, от Живанши), в которых молодая вдова президента появилась на похоронах. Спустя несколько лет наряды от Живанши оплачивал для Джеки уже новый муж, греческий миллиардер Онассис. Ему это было не в новинку – у Живанши составляла свой гардероб многолетняя любовница Онассиса, звезда оперной сцены Мария Каллас.

Из актрис маркиз также регулярно одевал Марлен Дитрих и Грету Гарбо. Но все-таки самыми любимыми (после Хепбёрн) клиентками мастера были любящие кажущуюся простоту в одежде аристократки: по-восточному утонченная и по-европейски элегантная императрица Фарах Пехлеви, знаменитая красавица баронесса Полин де Ротшильд, княгиня Монако Грейс Келли (бывшая актриса). Последняя выбирала наряды от Живанши для самых важных мероприятий и визитов: в своем знаменитом изумрудном платье с болеро она блистала в Белом доме в 1961 году, а в кружевном коралловом – в 1965-м. Оба платья моментально были растиражированы и считаются образцами стиля. Уоллис Симпсон, дважды разведенная американка «с подмоченной репутацией», брак с которой британский король Эдуард VIII предпочел престолу, любившая привлекать к себе внимание в любых случаях, позвонила именно Юберу де Живанши в ночь смерти своего мужа и попросила сшить нечто особенное для его похорон. Черное траурное платье было готово за сутки… И тоже стало классикой. Одевалась у Живанши даже самая знаменитая в мире красавица – кукла Барби.

Путь из мира моды – к новым делам

Живанши был так популярен, что историки моды нередко называют рубеж 1950-х и 1960-х «эрой Живанши». Хотя это и не вполне справедливо: еще неизвестно, чья бы это была «эра», если бы не ранняя смерть Кристиана Диора. С другой стороны, при всей своей изысканности стиль Живанши более свежий, молодой, демократичный и больше соответствовал происходившим в обществе переменам, чем громоздкие, не всегда удобные и ставившие во главу угла некоторую кукольность (в хорошем смысле слова) наряды от Диора.

С годами всё более востребованной становилась мужская мода, мужчины всё больше следили за ее веяниями. Безошибочный коммерческий нюх Живанши подсказал ему в 1974 году (до этого времени чаще имелись отдельные дома моды для дам и джентльменов) начать производство мужской одежды. В середине 1970-х маркиз увлекся промышленным дизайном и разработал внешний вид салона автомобиля марки «Линкольн». Несколько раз оформлял интерьеры для отелей компании «Хилтон».

Между тем сам великий кутюрье старел. Ни в бизнесе, ни в жизни у него не было наследника. И в 1988 году Дом Живанши был продан крупнейшему международному концерну по производству предметов роскоши «Луи Виттон-Моэ-Хеннеси» за рекордную сумму в 45 миллионов долларов. С одной стороны, это придало новый импульс для развития (например, в 1989 году началось производство продуктов для макияжа и уходовой косметики под маркой Живанши), с другой – неостановимому трудоголику Живанши было психологически сложно работать в своей компании, которая ему больше не принадлежала. 11 июля 1995 года Юбер де Живанши представил свою последнюю коллекцию и покинул мир высокой моды. Он жил в своем замке, писал картины, участвовал в благотворительных проектах, организовывал выставки, в 2007 году стал автором дизайна марок, выпущенных почтой Франции специально ко Дню Святого Валентина, и старался максимально не общаться с прессой. Много шума – вульгарно. Таково правило истинной аристократии. Но все заговорили о нем снова 10 марта 2018 года, когда он умер.

Внешность дамы от Живанши

Что касается влияния Юбера де Живанши на индустрию красоты, то он простимулировал два направления: во-первых, женщина, которой идут его творения, очень стройная, гибкая, легко двигается. Далеко не всем дано это от природы. Своими нарядами Живанши поддержал моду на стройность, а следовательно, популярность фитнеса, услуг для похудения и борьбы с целлюлитом.

Во-вторых, макияж для своих моделей Юбер де Живанши всегда выбирал исключительно естественных тонов, неперегруженный, не позволявший дамам замаскировать декоративными средствами дефекты кожи. Ее желательно было иметь «свою» – нежную, белую, сияющую – «фарфоровую». Обладать подобной без постоянного профессионального ухода практически невозможно. Недаром и Одри Хепбёрн, и Джеки Кеннеди Онассис, и Грейс Келли с юных лет не пренебрегали услугами косметологов и всегда предпочитали самые лучшие инновационные уходы своего времени.

Красавица в стиле Живанши – юная красавица. Делаем простой вывод: представляемый в статье стиль повышал спрос на уходы и процедуры для омоложения, поддержания красивого светлого тона кожи, ее оздоровления и борьбы со всеми возможными эстетическими дефектами.

Образцом стиля Живанши, разумеется, прежде всего служит безупречно ухоженная, от жемчужных ноготков на ножках до густых блестящих волос, Одри Хепбёрн. Основу ее макияжа составляла максимально светлая, приближенная к тону кожи пудра. Акцент был сделан на брови и глаза. Огромные от природы глаза актрисы с густыми длинными темными ресницами (иной раз – с добавлением накладных) буквально приковывали взгляд к ее лицу благодаря аккуратным небольшим черным стрелкам, проведенным по верхнему веку к внешнему уголку. При этом линия стрелки становилась толще по мере приближения к верхнему углу и приподнималась вверх. Нижнее веко очерчивали намного менее сильно. Широкие и густые, почти прямые, без изгибов, брови Одри Хепбёрн визажисты дорисовывали в верхней части карандашом или тенями. Но это ни в коей мере не утяжеляло макияж и сохраняло его естественный стиль.

В отличие от Диора губы от Живанши не такие яркие. Хепбёрн предпочитала мягкие нежные тона помад (светло-розовые, розово-бежевые) и никогда не пользовалась блеском. Ее губы имели красивую форму и были слегка пухлыми от рождения. Последнее само по себе достаточно сексуально. По мнению и кутюрье, и самой Хепбёрн, прибавлять к пухлым губам еще и яркий тон, и блеск – верх вульгарности.

Живанши предпочитал женщин с легким натуральным румянцем, но помочь ему проявиться можно было и при помощи мизерного количества самых светлых румян. Словом, минимум вызывающих тонов. Тем самым Живанши продолжил намеченную Кристианом Диором тенденцию на максимальное приближение женского макияжа к естественности. Напомним, что в 20-е и 30-е годы был принят весьма обильный макияж.

Более того, с годами количество декоративной косметики (исключение составил конец 80-х) на лицах моделей Дома Живанши сокращалось. В конце концов в жизни данный тренд реализовался в то, что предпочитают в наше время многие европейские и американские женщины: в минимально заметный макияж, а то и в его полное отсутствие в будни.

Как уже было сказано, подобная мода буквально заставляет женщин лучше ухаживать за собой и чаще обращаться к профессионалам индустрии красоты. Так что вам, любимые читатели, есть за что благодарить маркиза де Живанши: он стремился увеличить число ваших клиенток. Со свойственной аристократу щедростью, без каких-либо процентов.

Поделитесь статьей в социальных сетях:

Поделиться в twitter
Twitter
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в telegram
Telegram

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *