Рубрики

Я ЗНАЮ, КУДА ИДУ!

Герой нашей рубрики в этот раз – успешный предприниматель из города Новороссийска Елена Ковалюк. Она начала свой путь в индустрии красоты как совладелец семейного бизнеса и сегодня возглавляет собственную компанию «Мастер-Класс!», куда входит салон красоты, учебный центр и сеть магазинов профессиональной продукции. В творческих планах Елены – выпуск книги под рабочим названием «Салон красоты – игрушка или бизнес? 50 советов по созданию успешного бизнеса».
Как превратить «советскую» парикмахерскую в современный салон красоты, расстаться с ведущими мастерами и не потерять постоянных клиентов и как реализовать свой потенциал в работе и личной жизни, Елена поделилась с нашим журналом.

 В наше время совсем не просто стать новатором в какой-либо области бизнеса, трудно найти изюминку, которая «зацепит» покупателя, а вдвойне сложно сделать это женщине, которая прежде всего глава большой семьи… Но такова доля настоящей бизнес-леди.

До того как…

90-е годы в нашей стране были временем больших перемен. Мой отец, моряк дальнего плавания, тогда наконец-то получил возможность взять с собой в рейс свою жену, нашу маму, и показать ей Европу. После мама в восторге рассказывала, какие чудесные за границей парикмахерские, что всё там фирменное: и полотенца, и расчески, и кисточки, что голову моют в мойке чуть ли не лежа, как это комфортно, что даже макияж не повреждается.

Шел 1993 год. Помните те времена? Сказать, что были проблемы с качественной продукцией для парикмахерских салонов, значит, ничего не сказать. Еще хуже дело обстояло с качеством обслуживания и квалификацией мастеров. Парикмахерские приходили в упадок, и чтобы реанимировать эту отрасль, их начали продавать. И тогда мой брат-бизнесмен сказал: «Давай сделаем для мамы салон, как она мечтала!»

Открытие салона. Решение первых проблем

Первый свой салон мы купили в 1993 году на городском аукционе, где продавались запущенные, не способные к дальнейшей деятельности предприятия. Тогда на постсоветском пространстве появилась возможность создавать коллективную собственность, и многие парикмахерские пошли по этому пути. Но не учли, что для коллективной собственности нужна еще и коллективная сознательность!

Это значит, что деньги должны не только идти в свой карман, но и откладываться на ремонт, развитие, рекламу. Но, видимо, люди были увлечены тем, что, по их мнению, давала такая свобода, и думали каждый о себе. В результате помещения разрушались, никто не заботился об эстетике, о повышении профессионализма и едином стиле.

Парикмахерские быстро приходили в упадок, это наблюдалось повсеместно. А мы пришли как хозяева нового формата, нам хотелось взяться за интересное дело, которое бы приносило и удовлетворение, и прибыль. Мы не выбирали специально салон для покупки: какой продавался, такой и купили. Это была большая парикмахерская на двадцать рабочих мест, из них пятнадцать – для парикмахеров. Она находилась в спальном районе на окраине города и назвалась очень банально – «Чудесница».

Мы принялись чудесным образом превращать «Чудесницу» в «Жемчужину». Название я долго выбирала, мне хотелось в нем выразить концепцию салона и отношение к клиентам. Так родилась идея-аллегория, что наш клиент подобен песчинке, которая, попадая в морскую раковинку, преображается и превращается в жемчужинку.

Нам хотелось сделать современный салон. И когда на выставке в Москве я нашла фирму «Руссвелл», которая продавала высококачественное немецкое оборудование и профессиональную косметику, мы с готовностью отозвались на их предложение. В частности, по их рекомендации мы пригласили к себе дизайнера, который грамотно, со знанием своего дела, перепланировал наше помещение в соответствии с нормативами. Он расставил оборудование, определил стиль помещения, предусмотрел всё с точки зрения удобства сотрудников и клиентов, даже указал места для цветов и постеров.

Большим откровением для меня было то, что розетки должны находиться, ни много ни мало, в пятидесяти двух сантиметрах от пола и именно на это расстояние мы должны были вывести электрокабели. Это в то время, когда розетки размещали на глаз и не задумывались об эргономике и прочих мелочах! С тех пор я для себя твердо уяснила: любым делом должны заниматься профессионалы. Дизайнер – проектировать, директор – руководить. Что называется, «кесарю кесарево»!

Но самой большой трудностью для нас стала вода. Дело в том, что в Новороссийске до сих пор не решена многолетняя проблема, как у нас говорят, «большой воды». В нашем городе вода подается по часам, 2–3 часа утром и вечером.

Перед нами встал вопрос: как открывать большой современный салон без воды? И мы решили поставить большой накопительный бак на крышу и закачивать туда воду. Сколько нужно было воды для бесперебойной работы салона, никто не знал. Считали приблизительно, мерили ведрами, прикидывали, сколько воды нужно на одного клиента. Боялись ошибиться и в итоге водрузили на крышу шестикубовый бак, которого, как потом показала практика, хватало на 3–4 дня работы. Потом опустили трубы от бака в подвал, поставили там насосы, нагреватели и подвели все коммуникации в залы к оборудованию.

С тех пор все салоны в городе устанавливают такие же баки с водой и только благодаря этому имеют возможность работать с удобствами и без перерывов. Почему я так подробно об этом рассказываю? Да просто, когда мы купили свою «Чудесницу», вода там стояла в больших баках внутри помещения, ее грели на электроплитке, потом разбавляли в ведре с холодной водой и ковшиком поливали на головы клиентам. Ненавязчивый новороссийский сервис! То же самое было и во второй, и в третьей парикмахерской, которые мы впоследствии покупали.

Ремонт первой парикмахерской длился семь месяцев. В это время мы поддерживали коллектив, встречались каждый месяц, рассказывали, как движется ремонт, платили минимальную зарплату, поздравляли именинников и новобрачных. Дело в том, что по условиям продажи парикмахерской как муниципальной собственности мы в течение пяти лет не имели права менять профиль предприятия и должны были сохранить коллектив.

Москва – находка, ставшая судьбой

Как я уже упомянула выше, перед открытием салона перед нами стоял вопрос поиска поставщиков качественной и современной продукции. И тут мой брат Михаил (а начинали создавать салон мы вместе) сказал: «Придется тебе ехать в Москву, искать солидную фирму, которая бы не только продавала оборудование и косметику, но и научила на ней работать!» Я долго скиталась по Москве, везде на меня смотрели снисходительно – провинция! И вот, проезжая на трамвае, я замечаю рекламную вывеску выставки «Консумэкспо-93». Краем глаза я выхватила слова: «Косметика», «Салоны красоты», «Оборудование»… Трамвай поехал дальше, а мне пришлось выйти на ближайшей остановке, вернуться к вывеске, чтобы дочитать и узнать адрес выставки. Это была судьба, ведь я попала на первую в постсоветской России выставку, где были представлены многочисленные косметические компании, хлынувшие тогда на наш неискушенный рынок.

На выставке я нашла своего первого партнера – компанию «Руссвелл», которая занималась обучением мастеров, делала оборудование для парикмахерских салонов, а главное – представляла совершенно новую для нас профессиональную косметику Wella. Меня записали на встречу с представителем фирмы на следующий день. А ночью, после выставки, мне снился сон: как в калейдоскопе, передо мной мелькали современные мойки для волос, стильные кресла, элегантные зеркала, красивые флаконы, фирменные расчески… На утро я с нетерпением бежала снова на выставку, на первые в жизни свои бизнес-переговоры.

Мне улыбнулась удача, я нашла даже больше, чем искала. Компания «Руссвелл» на момент нашей первой встречи в 1993 году была чуть ли не единственной компанией, обеспечивающей комплексный подход к открытию салонов красоты.

Мы со своими планами с далекой периферии практически их не интересовали. Они даже не сразу поверили в нас. Первые переговоры прошли в довольно напряженной обстановке. В те годы «новые русские» не вызывали доверия у Запада и условия были самые жесткие. Немецкая компания Welonda, которая производит профессиональное оборудование, выставила требование стопроцентной предоплаты. Только после того как деньги поступили на счет, в Германии началось производство нашего оборудования.

Через три месяца мы получили свой заказ. Надо признать, что качество было великолепным и мы нисколько не жалели о потерянном времени. Это сейчас компании-поставщики готовы продавать оборудование в рассрочку, создавать выгодные условия для своих клиентов, а тогда это были первые осторожные шаги иностранных компаний по новой России.

А перед самым открытием приехали технологи фирмы Wella и три дня учили нас работать на совершенно новой профессиональной косметике. Я помню их по именам: Любовь Чигирева, Елена Тихонова и Ольга Шевцова. Несмотря на то что теперь мы видимся редко, всё же до сих пор остаемся в дружеских отношениях. Технологи рассказывали о философии фирмы, делились профессиональными секретами правильного общения с клиентами, говорили, что в нашем деле нет мелочей, даже полотенце на голову нужно повязывать красиво, в виде чалмы. Всё это было удивительно и трудно для людей, которые до этого красили только хной и «Урзолом» – черным красителем, который самостоятельно варили на кухне по специальному рецепту.

В конце семинара… у меня уволились два мастера, они испугались большого объема информации и нового оборудования. Климазоны тогда казались им невероятно умными и сложными, как космические аппараты. Девочки мне так и сказали: «Мы вам тут что-нибудь сломаем, потом не рассчитаемся!»

О нашем первом салоне ходили невероятные слухи, что «вход у нас платный» и что «обслуживаем мы только за доллары». К нам заглядывали в салон, чтобы только посмотреть на современное оборудование, и часто не решались войти.

Первая школа профессионалов

Правила, технологии, особые свойства различных средств – так много нового! По тем первым семинарам мы с мастерами писали конспекты, никаких книг и пособий не было. База знаний складывалась и составлялась своими руками, а после пригодилась для открытия первой Школы парикмахеров при нашем втором салоне «Весна». Нам нужны были кадры, и брать их было неоткуда, выход был один – учить самим!

Много лет наши парикмахеры испытывали настоящий информационный голод, с модными тенденциями знакомились, по крохам выуживая информацию, было мало профессиональных учебных заведений, ремесло передавалось от мастера к ученику.

Школа при нашем салоне «Весна» просуществовала около 7 лет. Потом этот вид деятельности перерос в большой Учебный центр «Мастер-Класс!». Экзамены в своей школе я проводила в виде конкурса. Победивший выпускник оставался работать у нас в салоне. Остальных нарасхват приглашали в другие парикмахерские. Сейчас в редкой парикмахерской не встретишь наших учеников. Они так себя и называют – «веснянцы».

Тогда мы не понимали, что «изобретали свое колесо», мы просто работали. Нужно было создать совершенно новую бухгалтерию, калькуляцию, ценообразование, схемы оплаты и многое другое. Зато как мы радовались, когда находилось правильное решение!

Мой «Мастер-Класс!»

Так получилось, что продукцию компании Schwarzkopf Professional на краевой рынок тоже привезла я. Это был 1997 год. Wella к тому времени уже была достаточно раскрученной люксовой маркой. Люди нуждались в более демократичном, но тоже качественном профессиональном продукте, а средства от Schwarzkopf этому полностью соответствовали. Наша компания стала поставщиком профессиональной косметики в салоны красоты и парикмахерские, а клиенты просто уговаривали меня открыть магазин розничной продажи. Не могла же я запретить женщинам хотеть быть красивыми! Так появился первый магазин на проспекте Ленина. С этого момента и начался мой «Мастер-Класс!».

Я долго думала, как же назвать магазин профессиональной косметики. Хотелось, чтобы название было оптимистичным и несло в себе позитивный профессиональный смысл. И вот гениальная находка – «Мастер-Класс!». Во-первых, словосочетание узнаваемое, значение его очевидно; во-вторых, звучит, а в-третьих, оно давно уже стало нарицательным и постоянно на слуху!

Оказалось, что торговля профессиональной косметикой – выгодный бизнес, и мы открыли второй, затем и третий магазин. А несколько лет назад у меня возникла идея создать маленький музей парикмахерских инструментов прошлого века. Спустя некоторое время я смогла осуществить эту задумку. Сначала я покупала старые инструменты по объявлениям, а потом мне стали их дарить наши клиенты и мастера, у которых что-то сохранилось от бабушек и дедушек. Выставка эта находится в одном из моих магазинов, так что милости прошу всех, кому интересно, в гости!

Рентабельность и ценообразование

В 1997 году наш семейный бизнес (мой, брата и сестры) состоял из трех салонов. Потом я ушла в декретный отпуск и вернулась к работе уже в другом качестве – хозяйки небольшой компании по снабжению салонов, которая со временем превратилась в сеть профессиональных магазинов «Мастер-Класс!».

Вскоре, в кризисный 1998 год, один салон мы продали, а другой закрыли. Третьим же салоном занимался наемный директор, и за шесть лет процветающий салон стал… нерентабельным. Причины мы понять не могли. В 2005 году было принято решение отдать мне этот салон на реанимацию. Я без колебаний согласилась, не побоявшись его убыточности, потому что… была уверена в себе, знала, что всё равно сумею «вытащить» бизнес.

Проанализировав ценовую политику салона, я сразу поняла, в чем просчет. Цены долгое время не калькулировались, а просто произвольно поднимались на 5–10%, догоняя инфляцию. Но в том-то и проблема, что поднимать цены нужно опираясь на расчеты, а не на интуицию.

Калькуляцию цены я когда-то придумала сама, потом немного ее упростила и пользуюсь ею до сих пор. Считаю правильным вести подробный расчет цены на основе норм расходуемого материала, а потом корректировать ее с учетом спроса. При таком подходе всегда можно увидеть, за счет чего ты снижаешь цену и что получаешь, если поднимаешь ее.

Сейчас у меня салон бизнес-класса и работаем мы на марке REVLON PROFESSIONAL. Приведу пример расчета стоимости окрашивания волос на этой марке.

Сумму расхода материалов я умножаю на 4, исходя из того, что удельный вес материалов не должен превышать 25% от цены услуги, иначе это будет нерентабельно. Получается минимальная цена услуги. Потом, ориентируясь на исторически сложившиеся цены на рынке и учитывая спрос, решаю, что делать с этой ценой – повышать или снижать.

И вот 2005 году, приняв на себя миссию по реанимированию салона, я увидела, что при стоимости красителя 240 рублей за 60 граммов цена на услугу – 400 рублей. Произведя несложные подсчеты, я поняла, что цены надо менять. Убедитесь сами:

400 – 240 = 160 руб.

Цена только красителя превышала половину стоимости услуги. Оставалась сумма в 160 рублей, из которой мне нужно было заплатить зарплату мастерам, аренду, налоги, коммунальные платежи, о прибыли уже не могло быть и речи. Из этих расчетов видно, что и зарплата мастеров к тому времени была мизерной, и не удивительно, что до меня доходили слухи, что клиентов обслуживают мимо кассы. Мастеру за такую работу причиталось 72 рубля, и это, конечно, катастрофически мало.

160 * 45% = 72 руб.

Нужно было повышать цены, но повышать не сразу, а в два-три приема, чтобы не распугать клиентов. Для того чтобы сохранить большинство наработанных клиентов, я также ввела недорогую марку Londa Professional, ее цена как раз подходила под прежний прейскурант.

Я организовала собрание и объяснила мастерам, что собираюсь делать. Показала им на компьютере свои расчеты, заверила, что зарплата их будет расти и бояться нечего. Конечно, не все они поняли, но мой оптимизм и уверенность сделали свое дело. Через год мы вышли на точку безубыточности. А через два я уже имела стойкую прибыль. Мастера потом меня спрашивали: «Как это получается, клиентов у нас стало меньше, а получать мы стали больше?» Я улыбалась и говорила, что знаю, куда иду, и если они хотят зарабатывать, пусть идут со мной.

Кадры решают всё?

Как вы понимаете, поначалу у нас не было ни малейшего представления, как вести бизнес. Я ездила в Москву, ходила по салонам, просила поделиться опытом, но меня вежливо выпроваживали. Говорили, что они не работают с периферией, что это их ноу-хау и эта информация стоит больших денег. Курсов директоров тогда никаких не было, до всего приходилось доходить самим.

А сегодня благодаря большому опыту работы в салонном бизнесе и тому, что я продолжаю много и постоянно учиться, я сама теперь даю консультации по теме «Спецкурс для директора салона красоты». Я не воспринимаю директоров других салонов как конкурентов, мы партнеры в этой индустрии.

Коллектив у меня тоже прилично вырос за эти годы. Сейчас на фирме работает более 30 человек. Часть персонала – это те люди, которые со мной открывали еще первую «Жемчужину» и «Весну». Они давно уже стали для меня близкими, я всегда радуюсь, когда вижу их. Это залог моей стабильности и состоятельности как руководителя.

К коллективу я отношусь так же, как к детям: им нужны прежде всего забота и внимание. Мы вместе через многое прошли, вместе поднимали компанию, вместе радовались и переживали, вместе строили наш «красивый» бизнес! И спасибо всем, кто и сейчас со мною рядом! Ведь один в поле не воин.

Не так давно в моем лексиконе появился термин «мотивация». Размышляя, как изменить подход к отплате труда и при этом избавить себя от необходимости постоянно делать замечания за опоздания, наказывать за несоблюдение формы или подталкивать к обучению свой персонал, я создала мотивационную схему оплаты, в которой, как мне кажется, учла все наши проблемы (см. Таблицу 1).

Таблица 1. Пример мотивационной программы оплаты труда мастеров салона красоты

Начисление %

Размер, %

Комментарии

1 От выручки

50

Выручка за минусом стоимости израсходованных материалов
2 За соблюдение трудовой дисциплины

1

Опоздания
3 За соблюдение дресс-кода, утвержденного в салоне

1

Форма, бейджи, обувь
4 За сдачу ежегодной аттестации

1

1 раз в год
5 За регулярное повышение квалификации

1

Посещение семинаров, мастер-классов, не менее двух раз в год
6 За недопущение срыва графика записи клиентов

1

Невыход на работу по неуважительной причине
  ИТОГО:

55

 

Особенно строго я подхожу к вопросу несоблюдения дисциплины, когда в результате страдает клиент. Если мастер опоздал и клиент вынужден его ждать, это недопустимо и мастер должен нести за это ответственность. Я всегда повторяю: «Клиент у нас главный!» Конечно, опоздания бывают не часто, но если все правила описаны и все с ними согласились, то это значительно облегчает руководство коллективом.

Вообще мотивация может быть не только в виде оплаты за достижения. Я, например, периодически объявляю новый проект и воодушевляю свой коллектив на участие в нем. Идеи подсказывают иногда сами посетители, иногда мастера.

Например, проект «Возрастной макияж» мы создали после удачной работы с одной из наших клиенток в элегантном возрасте. Мы пригласили ее ровесниц, сфотографировали «до», «во время работы» и «после», собрали отзывы участниц и сделали большой красивый фотоальбом, в котором указали, кто из мастеров и над чем работал. Затем напечатали наиболее удачные фотографии работ в местном журнале, а участницам проекта подарили их портретами в красивых рамках с благодарностями и нашими подписями.

Участие в таких мероприятиях сближает сотрудников, создает дружескую атмосферу и поднимает командных дух. У нас прошло уже много фотопроектов: «Уличная мода», «Вечерние прически», «Бизнес-леди» и т.д. Мастера привыкли к творческой атмосфере и уже сами напоминают мне: «А когда у нас будет новый проект? Что-то давно у нас ничего новенького не было!»

Участие в профессиональных конкурсах тоже очень здорово продвигает и помогает расшевелить коллектив. Я, как директор, не остаюсь в стороне, воодушевляю, подбадриваю, помогаю преодолеть неуверенность, ну и, конечно, беру на себя часть затрат, например на фотосессию или публикацию в журнале. Из снимков конкурсных работ мы делаем постеры и украшаем ими наш салон. И всегда за участие дарю мастерам профессиональные подарки, которые улучшают им настроение и становятся приятным дополнением в их коллекции инструментов или аксессуаров.

Как справиться с текучкой кадров?

Это трудный вопрос. Совсем недавно я думала, что решила этот вопрос у себя в салоне. У меня не было свободных вакансий лет восемь. Мастера стабильно росли, выручка тоже. И вот пришел день, когда на моем столе оказалось сразу четыре заявления об уходе. Причем два – от ведущих мастеров салона!

У меня, естественно, был стресс. Я старалась не подавать виду, что расстроена. Я всегда им говорила: «Если вы когда-нибудь почувствуете, что вы выросли из «моих штанов», что вы можете больше, уходите красиво, по-хорошему, без скандалов, угроз и поиска виновных. Расстанемся мирно, я даже помогу вам, станете из сотрудников клиентами и будете покупать косметику для работы у меня».

Да, я это говорила. И теперь, когда четверка смельчаков сидела передо мной с заявлениями в руках, я лихорадочно соображала, как не потерять лицо и расстаться с ними мирно. Чаще всего мастера, которые уже, как у нас говорят, наработали клиентов, ищут себе выгодную аренду в надежде, что перестанут делить свой заработок с дядей или тетей, и уходят. Но они и не подозревают, сколько подводных камней им предстоит встретить.

Я спросила: «Вы хорошо подумали?» В их глазах я прочитала упрямство и намерение отстаивать свое решение. Поэтому я не стала продолжать рассказывать им прописные истины о том, что теперь они будут заниматься не только творчеством, но и снабжением, записью клиентов, их оповещением, кучей разных мелочей, от подачи чая клиенту до ремонта канализации! Что всё это будет ухудшать качество обслуживания, а привыкшие к комфорту клиенты начнут уходить в другие салоны.

Я чувствовала, как кипела в них вековая ненависть к эксплуататорам, извечная враждебность народа к хозяину. Ну не могут наши русские люди видеть в хозяине защитника и опору: мол, если хозяин, значит, эксплуататор. А то, что этот «эксплуататор» создает им условия для комфортной, спокойной и творческой работы, забывается, когда речь заходит о кровных денежках.

Так что я взяла себя в руки и с улыбкой сказала, что я имею по закону две недели и вправе требовать от них отработки. Мастера молча согласились. Но через два дня я поняла, что надо отпускать их сразу, чтобы не накапливать негатив в коллективе и не обнаруживать каждый раз, что кто-то не выходит вовремя на работу и заставляет клиента ждать, что это только разлагает дисциплину и вызывает у клиентов дискомфорт.

Поэтому через два дня я встретилась с увольняющимися мастерами и спокойно сказала: «Я переварила вашу новость и не вижу необходимости удерживать вас больше на работе. Будем считать, что сегодня ваш последний рабочий день. Через три дня вы сможете получить расчет. Я желаю вам удачи и единственное, о чем прошу, – держите марку! Вы профессионалы, я много лет учила вас только хорошему, не забывайте об этом. Ну и в заключение хочу вам открыто заявить, что ваши клиенты – это клиенты и моего салона. Я считаю себя вправе предлагать им услуги других мастеров, и пусть клиенты решат, где им лучше».

Как сказал мой учитель Андрей Парабеллум (российский бизнес-тренер и бизнес-консультант. Прим. ред.): «Если вы не можете ничего изменить, тогда возглавьте!» Так что, потеряв сотрудников, я приобрела в их лице покупателей профессиональной косметики, на которой я несколько лет учила их работать. А клиентам администратор вежливо сообщил, что их мастер ушел, но мы дорожим каждым из них и будем рады, если они останутся с нами, поэтому мы предлагаем скидку 20% на пробное обслуживание у других мастеров нашего салона. И поверьте, находились люди, которые соглашались на обслуживание у другого мастера и уходили из нашего салона очень довольные. Клиенты открывали для себя новых мастеров, иногда новый стиль и новую прическу, они получили возможность увидеть себя глазами другого специалиста, и чаще всего это было интересное открытие, а мы оставляли себе возможность сохранить и расширить свою клиентскую базу!

Немного о себе

12 лет назад, когда я только затевала свое дело, я прекрасно понимала, что делаю это в первую очередь для детей, ведь их у меня трое! И все эти годы я поднимала их одна.

Я выросла в большой семье, нас тоже было трое: я, брат и сестра. Моя мама – учитель и страстный почитатель классической музыки, а отец – моряк, он более 30 лет отдал морю. Дома у нас всегда было много музыки и книг. Верди, Пуччини, Россини, Чайковский – музыка звучала постоянно. У нас была самая большая домашняя библиотека, которую мне когда-либо приходилось видеть. В те времена, когда книги были на вес золота, я могла читать любую литературу, от классики до «Архипелага ГУЛАГа».

Атмосфера в родительском доме развила во мне страсть к творчеству. Я люблю всё делать своими руками. Я играла на пианино и гитаре, писала стихи, в 40 лет поступила в художественную школу и научилась рисовать. Это во мне заговорили нереализованные в детстве мечты!

Многие мои знакомые удивлялись: как это я решилась опять сесть за парту и наравне с детьми учиться в художественной школе? Но стереотипы меня не смущают! У нас в вечернем классе были ученики разного возраста, кто-то учился в вузе, кто-то работал, но всех нас объединяла любовь к живописи и еще наш учитель, Василий Фёдорович Глущенко. Он очень деликатный и добрейший человек, его так не хотелось огорчать, вот мы и старались! Но рисование было для меня еще и способом отвлечься от беспокойной работы, расслабиться, углубиться в творческий несуетный мир. Это была и релаксация, и поиск себя другой.

Конечно, я хочу, чтобы и мои дети росли успешными и талантливыми. Какая мама этого не хочет?! Но я также знаю, как нелегко пробивать себе дорогу, как необходима поддержка и надежное плечо рядом. Они в моем лице всё это найдут и когда-нибудь продолжат начатое мной дело. Ну а пока я придерживаюсь американского взгляда на воспитание, пусть сначала докажут, что они тоже что-то умеют, что они могут состояться как личности. Могут учиться, дерзать, ставить цели и добиваться их. А успешный налаженный бизнес от них никуда не уйдет. Я уверена: всё, что добыто без труда, не ценится! Так их и воспитываю!

Как-то в командировке я очень остро почувствовала, как соскучилась по детям, как редко вижу их, всё на бегу, второпях… И решила по субботам устраивать «Детский день». С тех пор мы все субботы проводили вместе, пока дети не выросли. Мы всегда придумывали что-то новое: пикник в лесу или на море, поездка в другой город, кино, качели, боулинг, сауна, бассейн… Мои друзья знали, что по субботам у меня «Детский день» и меня ни для кого нет.

Старший сын Кирилл – теперь моряк, дочка Настенька – преподаватель учебного центра, трехкратная чемпионка региональных и российских конкурсов по моделированию ногтей, а младший сын Ренат – музыкант, ударник! Конечно, с детьми бывает много хлопот, но увижу их после трудного дня – и на душе теплее! Знаю, что всё не зря!

Бизнес как хобби

«Выберите себе работу по душе, и вам не придется работать ни одного дня в своей жизни», – сказал Конфуций. У меня так и получилось. Но даже в любимом деле порой возникают огромные трудности. Кто хоть раз соприкасался с организацией своего дела, меня поймет. В бизнесе не бывает всегда всё ровно и гладко, порой сталкиваешься с такими подводными камнями, какие в бизнес-планах не учтешь: конкуренция, предательство, подлость, но без этого, наверное, не станешь сильным и стойким, как оловянный солдатик. Нужно набить много шишек, чтобы ценить свой успех!

Но мне везет: я просто занимаюсь любимым делом – и на моем пути всегда возникают благоприятные ситуации, которые подхлестывают меня в нужный момент сделать новый виток в развитии бизнеса. Ведь Господь никогда не дает нам ношу не по силам! Как говорится, «дорогу осилит идущий»! Теперь у меня, помимо троих детей, три детища: сеть магазинов, салон красоты и учебный центр. Бизнес крепнет и растет. 

Поделитесь статьей в социальных сетях:

Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в twitter
Twitter
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в telegram
Telegram

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *