Рубрики

ТАТУАЖ – украшение, которое не нужно снимать

Термин «татуировка», обозначающий «рисунок на человеческой коже», происходит из полинезийских языков. На Таити он, например, звучит как «татау». Местные жители украшали себя настолько искусными, покрывающими значительные части тела татуировками, что это произвело неизгладимое впечатление на известнейшего английского мореплавателя Джеймса Кука. Того самого, которого аборигены, если верить песне Высоцкого, «съели». Не съели – понадкусывали. Часть останков была возвращена британцам и захоронена в море. Что было со второй – давайте подумаем об этом после… Так вот, Джеймс Кук в ходе своих многочисленных экспедиций (включая две кругосветные) проявил себя не только географом и картографом, но и выдающимся антропологом: он оставил великолепные описания экзотических обычаев чужих земель и первым (в 1773 году) употребил в Европе слово «татуировка». Очень скоро оно стало популярно, а сами татуировки вошли в моду. Вначале они считались исключительно привилегией грубых мужчин, знаком стойкости духа и готовности претерпеть боль, чтобы продемонстрировать свою позицию по тому или иному вопросу.

В современном мире все виды татуировок (за исключением самодельных у определенных, не самых почтенных слоев общества) находятся в ведении «красивого» бизнеса и служат или украшением тела, или маскировкой каких-либо эстетических дефектов.

Дико, дико, дико много!

У первобытных народов татуаж нередко играл (и играет) роль… документов. По рисункам или фигурным шрамам на теле человека легче легкого определить его социальный статус, род занятий, материальное и семейное положение, количество детей. Словом, полная анкета, к которой бонусом идет еще и магическая защита от злых сил.

Почему было не обойтись смываемыми природными красителями? Во-первых, татуировки делались во время инициаций. Пройдя через болезненные, часто долго незаживающие манипуляции, человек должен был доказать свою «взрослость», свою готовность к новому жизненному этапу. Во-вторых, вы слышали о подделке документов? Макияж не мог быть первобытным документом – он смывался и наносился заново, его было легко поменять (подделать), заодно «дорисовав» себе лишнего социального статуса. А общество стремилось этому помешать: нанесенные «по правилам» в определенное время «лицензированными» племенем специалистами татуировки было затруднительно изменить. Можно только дополнить, например с настоящим повышением социального статуса человека.

При этом татуировки делились на два вида: классические, с введением под кожу краски, для светлокожих людей, и шрамирование (нанесение узоров непосредственно при помощи шрамов) – для обладателей настолько темной кожи, что вводить под нее красители было делом бесполезным. Ведь препаратами для окрашивания татуировок служили минеральные соединения, придающие коже темные тона: сажа, каменный уголь, охра, гораздо реже – киноварь.

Старейший профессиональный набор инструментов для нанесения татуировки при помощи красителя был обнаружен на острове Тонгатапу (Полинезия) в 1963 году и датируется VII веком до Рождества Христова.

Некоторые народы предпочитали носить татуировки на лице. У племен маори из Новой Зеландии были в тренде маскообразные татуировки – «мокко». Мужчина с «мокко» был самым завидным женихом. А в случае его гибели в битве его голова отрезалась (большая честь) и бережно хранилась в «музее» племени. Спиральные линии «та-моко» нередко покрывали не только лица, но и ягодицы и ноги коренных новозеландцев. Женщины же (как слабый пол) обходились тату на губах и подбородке. По свидетельству известного этнолога Коуэна, дамы-маори считали, что татуировки на губах предотвращают их старение и продлевают привлекательность.

В Южной Америке женщины из племени кадиувео до сих пор полностью покрывают лицо татуировкой. Причем на левую и правую сторону наносятся совершенно не связанные между собой узоры. С каждым годом данный обычай всё больше и больше уходит в прошлое: площадь покрытия лица татуировками сокращается. Однако полностью отказаться от них здесь (как и во многих других «не самых развитых» регионах Земли) еще не готовы.

Эскимоски в старину с наступлением половой зрелости и до замужества наносили себе татуировки на лицо. Некоторые – чтобы вылечиться от того или иного заболевания.

Чем более цивилизованным становилось человечество, чем организованнее становилась его общественная жизнь (появились другие виды документов), тем менее востребованы были татуировки.

Тысячелетия забвения

Создатели первых цивилизаций – Древнеегипетской, Междуречья, Харрапской в Индии – перестали наносить тату на свою кожу. Зато египтяне первыми в мире (еще крайне осторожно) начали применять перманентный макияж. Его основное достоинство заключалось в том, что не надо было краситься. Правда, древнеегипетские дамы и кавалеры времени на нанесение декоративной косметики не жалели, и подчеркивание контура бровей и глаз при помощи тату не пользовалось у них популярностью. Сыграло свою роль и то, что жирная косметика предохраняла глаза египтян от летевшего отовсюду песка и имела серьезное утилитарное значение. А перманентный макияж никакой защитной функцией не обладал.

Античные греки и римляне, приверженцы культа свежей, чистой, упругой кожи, татуировки считали уделом варваров и презирали татуированных людей. Когда же последние в лице гуннов, готов, галлов и прочих принялись наступать на Римскую империю, разрушая один за другим ее города, татуировок и их носителей стали попросту бояться.

Татуированные варвары, предки будущих европейских народов, захватив территорию Западной Римской империи, понемногу всё более и более «поднимали уровень своей культуры», приняли христианство, и вот тут… Им запретили татуировки. Ибо христианство, а еще за компанию иудаизм и мусульманство относятся к ним весьма… отрицательно.

Примерно то же самое произошло с древними русичами: с принятием Христианства татуировки оказались слишком вызывающим, слишком странным, слишком диким способом украсить себя. Отличительным знаком нехристя.

Тату на плече леди Винтер

Более того, во всех европейских странах в Средние века появился и бурно расцвел в Новое время обычай клеймить преступников, отмечая их татуировками. Чаще всего на лице. Клеймили беглых рабов, беглых каторжников, злостных воров, святотатцев и мошенников. Помните клеймо в виде лилии на плече Миледи, леди Винтер из «Трех мушкетеров»? Супруга Атоса оказалась воровкой, а могла быть и мошенницей. Например, притворяясь ведьмой-знахаркой, обирать доверчивых любителей чудес. Если бы ее признали ведьмой, сожгли бы. Если бы мошенницей, хлопнули бы клеймо и отправили бы в тюрьму. К слову, Дюма упоминает, что клеймо леди Винтер (миледи – это просто обращение к британской дворянке) было полустертым, то есть прекрасная злодейка пыталась избавиться от него при помощи нескольких курсов… пилинга.

С течением времени татуировка превратилась из документа-украшения в «позорное клеймо». В конце концов самые безумно смелые, готовые открыто заявить о своем статусе преступники начали добровольно делать себе татуировки, обозначавшие их положение в уголовном мире. Любопытно: такие «статусные» татуировки тоже играли и играют роль своеобразных документов. Носить их без права строжайше запрещено и сурово наказуемо среди, скажем, страстных почитателей радио «Шансон».

Петр Великий первым догадался ставить татуировки порядочным людям: его солдатам на запястье накалывали номер и крест, чтобы в случае гибели легко можно было опознать «служивого» и похоронить его непременно под его собственным именем.

Экзотика Востока

Если в мусульманских странах татуировки не были приняты (исключение составляют временные рисунки хной, но они не в счет), то в Китае и Японии татуировки разделились на два направления: просто украшение тела, многоцветное, сложное, нередко выполненное настоящим художником по мотивам мифов или известных произведений литературы, и знакомые нам по Европе «документы» из преступного мира. Особой сложностью и красотой при этом отличались знаки на теле японских мафиози-якудза.

Постепенно от японцев и китайцев мода на красочные сложные татуировки перешла к европейским морякам, а британские морские офицеры (занимавшие очень высокое положение в обществе, ведь главной силой Великобритании был ее флот) «заразили» татуировками всех остальных представителей сильного пола.

К концу XIX века тату набивали себе даже аристократы. Наш последний император Николай II, скорее всего (точных данных не сохранилось), носил красочное тату в виде небольшого дракона. Первые в Европе тату-салоны появились в Лондоне и Париже – признанных центрах мужской моды. А первый отечественный салон художественной татуировки открылся в престижном районе Санкт-Петербурга в 1906 году и обслуживал важных господ. В то же самое время асоциальные элементы имели свои подпольные кабинеты мастеров-надомников, куда и обращались за соответствующими услугами.

Постепенно интерес к татуировкам проявили и самые смелые дамы весьма «облегченного» поведения. Первые женские татуировки были крохотными, цветочной тематики и наносились исключительно в пикантных местах.

Есть такая историческая закономерность: за поведением девиц несерьезного поведения всегда с ревностью следили дамы из приличного общества, и как только первые начинали делать себе что-то «красивое», вторые постепенно забирали находки кокоток в свой арсенал. Именно так произошло с декоративным макияжем, цветным лаком для ногтей, с отказом от корсетов и короткими женскими стрижками. Всё, что считалось сексуально слишком «вызывающим», первоначально оказывалось уделом дам «полусвета».

Со временем всё больше и больше представительниц слабого пола решались выполнить на своей коже тату. В наши дни это уже достойный и вполне приличный способ украсить себя, если не переходить меру.

Как развивалась технология

К середине XIX века нанесение рисунков стало более точным, крайне точным и быстрым, а результат намного более предсказуемым. Кроме того, появились простейшие препараты для местной аппликационной анестезии и надежные дезинфекторы, позволявшие избежать осложнений (инфицирования ранок).

Американец Томас Эдисон в самом конце позапрошлого столетия изобрел электрическое перо – небольшой аппарат для копирования скромного объема текстов, например, прямо на месте, в компании (ксероксов еще не было, увы). Метод работы копимашинки был крайне прост: игла пробивала отверстия. Получался трафарет, по которому прокатывали валик с краской. Краска проникала в отверстия – получались копии документов.

Данную идею точечного окрашивания при помощи работающей на электричестве иглы подхватил американец ирландского происхождения Самуэль О’Рейли. Предприимчивый, как многие ирландцы, О’Рейли в 1891 году переделал электрическое перо Эдисона в первую в мире машинку для нанесения татуировок, добавив в конструкцию пучки игл и резервуар для краски. Свое изобретение он запатентовал и тут же открыл весьма успешную тату-студию.

Через несколько лет британец Альфред Чарльз Соуз еще немного модернизировал татуировочную машинку: изменил привод иглы и метод подачи чернил. Дело было сделано!

В 90-е годы прошлого столетия начался выпуск аппаратов с высокопрецезионным приводом движения иглы, обеспечивающим более стабильную амплитуду возвратно-поступательных движений иглы и гарантирующую отсутствие движений иглы вбок. Это позволило значительно повысить качество процедур и минимизировать травмирование кожи.

Нечто совершенное новое – рождение перманентного макияжа!

Еще в конце XIX века на татуаж обратили внимание врачи. Первым стал хирург-окулопластик Кровелл Берд (США), догадавшийся маскировать при помощи тату места выпадения ресниц у пациента. Эффект был потрясающим! И долгое время перманентный макияж служил исключительно для сокрытия разнообразных эстетических дефектов.

Но настоящая «жизнь» перманентного макияжа началась только в 80-х годах ХХ столетия с легкой руки американского мастера татуажа Пати Павлик. В 1979 году она решила не маскировать дефекты кожи и не делать просто татуировки, а предложила клиентам именно перманентный макияж. Пати Павлик относилась к своей идее очень серьезно, настаивала на прочной связи искусства (!) перманентного макияжа с медициной; разработала методики нанесения перманентного макияжа на брови, веки, периорбитальную область, губы. А в 1989 году основала Национальную ассоциацию косметического татуажа – организацию, призванную обучать специалистов по перманентному макияжу, разрабатывать, производить и оценивать качество продуктов для его выполнения. Пати Павлик неустанно подчеркивала необходимость создания отдельных специальных красителей только для перманентного макияжа.

Преимущества «перманента» оказались огромны! Его не нужно смывать, подправлять, ему не могут повредить ни дождь, ни бассейн, ни ночной сон. Не надо бесконечно тратиться на всё новые и новые средства из сферы декоративной косметики… Он оказался способен подчеркнуть природные достоинства лица и скорректировать недостатки.

Пати Павлик и другие первопроходцы перманентного макияжа с самого начала особо указывали на необходимость серьезного специального обучения мастеров и наличия у них хотя бы базовых медицинских знаний. Не случайно авторами первого учебника по перманентному макияжу были врачи: Гольдштейн, Цверлинг и Кристенсен. Называется он «Микропигментация» и вышел в свет в уже далеком 1986 году. По «Микропигментации» специалисты могли познакомиться с разными видами и техниками татуажа, приемами нанесения перманентного макияжа на губы, глаза и брови.

К слову, термин «перманентный макияж» не единственный. Часто его синонимами считают micropigmentation («микропигментацию» или «микропигментирование»), а также соnture make up («контурный макияж»).

Нет предела разнообразию, нет предела совершенствованию

Как и всё востребованное в этом мире, перманентный макияж и татуаж с каждым годом совершенствуются. Тем более что спрос на них растет не по дням, а по часам. За перманентный макияж говорит его удобство. Татуировки же (как было сказано выше) появляются на телах людей всё чаще и чаще с развитием общественной свободы и ростом оценки индивидуальной личности.

Современные татуировки делятся на две большие группы: рисунки на коже и перманентный макияж. Их выполняют разные специалисты, которые проходят обучение именно тонкостям своего ремесла и работают на достаточно сильно отличающемся оборудовании с применением специальных, подобранных под конкретные цели красителей.

Перманентный макияж, в свою очередь, делится на непосредственно макияж и маскировочный (корректирующий) татуаж.

Обычный перманентный макияж позволяет с помощью пигментирования верхних слоев кожи исправить линию и форму бровей, губ, подчеркнуть выразительность глаз подводкой цветом. Можно даже нанести несмываемый румянец на щеки клиента, провести цветокоррекцию овала лица!

Маскировочный татуаж требует особой подготовки специалиста, поскольку обязан смотреться максимально естественным или просто быть незаметным, ведь он применяется, чтобы закамуфлировать шрамы (очень часто – послеоперационные и появившиеся после пересадки волос), следы от ожогов и реконструктивных пластических операций, витилиго (это нарушение пигментации кожи в результате исчезновения меланина на отдельных ее участках). Маскировочный татуаж используется для создания иллюзии наличия волос в области алопеции (облысения) на голове и бровях. Им же пользуются для рисования новой ареолы вокруг соска груди, исчезнувшего или изменившего форму после операции.

Анжела Василенко, ведущий методист по перманентному макияжу бренда MyStyle:

«Инновации в перманентном макияже появляются постоянно. О некоторых из них стоит поговорить отдельно. Трихопигментация приходит на помощь, когда врач-трихолог уже не может решить проблему алопеции (облысения) другими методами. C помощью перманентного макияжа можно имитировать рост волос, а также скрывать различные рубцы и шрамы на голове или на лице, в области бороды. Трихопигментация проводится как в косметических, так и в медицинских учреждениях, но предпочтение стоит отдавать последним: специалист-трихолог проведет качественную диагностику, выявит возможные противопоказания (если они имеются).

Еще одна инновация в области перманентного макияжа касается осветления кругов под глазами. Не секрет, что это распространенная проблема, особенно касающаяся современных женщин, которые всегда недосыпают. Для проведения успешной процедуры требуется подобрать пигмент, идентичный цвету кожи, чтобы не было разницы в цвете лица, и при этом учесть причину происхождения темных пятен нижнего века. Круги с красным отливом говорят о причине сосудистого происхождения с повреждением мелких капилляров. Коричневые пятна указывают на усиленную пигментацию. Синяки под глазами – результат истончения кожного покрова с просвечиванием вен».

С конца 80-х годов прошлого века оборудование для перманентного макияжа претерпело значительные изменения и было усовершенствовано. Вместо традиционных индукционных аппаратов (классических татуировочных машинок, в основе работы двигателя которых лежат свободные электромагнитные колебания) стали использовать роторные аппараты (работа аппаратов роторного типа обеспечивается мотором с эксцентриком, использующим преобразование вращательного движения в возвратно-поступательное). По сравнению с индукционными роторные аппараты оказались более эргономичными, малошумными, имеющими небольшой уровень вибрации. Кроме того, обеспечили более точное и поверхностное проникновение иглы в кожу: максимальная глубина прокола – 3,5 мм (в индукционных игла движется с большой амплитудой (от 4 мм и более) и проникает очень глубоко, достигая не только дермы, но и гиподермального слоя (подкожно-жировой клетчатки), благодаря чему пигмент удерживается пожизненно).

Особенно хочется отметить изобретение одноразовых гигиенических модулей, благодаря которым процедуры перманентного макияжа стали гораздо безопаснее как для клиентов, так и для мастеров. А также профессиональных аппаратов для перманентного макияжа с высокопрецизионным (высокоточным) приводом движения иглы.

Современная система конструкции манипул подразумевает использование одноразовых безопасных гигиенических модулей. Расходный материал для манипул данного типа представляет собой одноразовый стерильный картридж с герметичной мембраной. Иглы разных конфигураций могут быть встроены в такой модуль. Герметичная мембрана защищает от обратного оттока пигмента в манипулу и попадания в нее воздушно-капельной взвеси, состоящей из пигмента, лимфы и крови. Это единственный вид конструкции манипул для перманентного макияжа, который обеспечивает безопасность процедуры как для пациента, так и для мастера. Он предотвращает риск случайного прокола кожи мастера и заражения клиента и мастера заболеваниями, передающимися через кровь. Модуль обеспечивает наиболее высокий уровень безопасности и санитарных норм при проведении процедур. При использовании гигиенических модулей отпадает необходимость в очистке и стерилизации деталей корпуса манипулы.

Только профессиональные аппараты с высокопрецизионным (высокоточным) приводом движения иглы позволяют производить тонкие и точные линии в течение длительного периода эксплуатации. Их использование является основой качественного перманентного макияжа. Что касается ручки (манипулы), то, конечно же, это самая важная и самая хрупкая часть аппарата, которая несет на себе всю нагрузку. Именно от качества внутренней конструкции манипулы и ее удобства для работы мастера зависит во многом результат процедуры. Однако к современным аппаратам предъявляется и еще ряд требований.

Анжела Василенко, ведущий методист по перманентному макияжу бренда MyStyle:

«Помимо одноразовых модулей (картриджей) и эргономичной ручки, легкой и удобной, обеспечивающей комфорт мастеру, при выборе аппаратуры для перманентного макияжа важны следующие нюансы:

  • дополнительные режимы (волосковой техники, растушевки);
  • регулирующаяся мощность, позволяющая равномерно распределять пигмент и избегать травматизма;
  • частотность движения иглы (в пределах от 50 до 150 ударов в минуту, более высокие показатели связаны с риском травматизации кожи)».

Конечно, помимо оборудования, важнейшую роль играют еще две составляющие: используемые пигменты и… человеческий фактор (попросту говоря, образование и уровень квалификации и художественного вкуса специалиста, выполняющего процедуру).

Анжела Василенко, ведущий методист по перманентному макияжу бренда MyStyle:

«К основным критериям качества пигментов для перманентного макияжа относятся:

  • безопасность (не должны содержать тяжелых металлов, токсичных и канцерогенных компонентов);
  • нейтральный рH (в пределах физиологической нормы), что гарантирует отсутствие кожных реакций;
  • однородность (если размер частиц красителя одинаков, это обеспечивает их наиболее равномерное распределение в коже);
  • оптимальный диаметр частиц (например, диаметр частиц пигментов MyStyle составляет 6–8 микрон, что гарантирует стабильную фиксацию пигмента в коже, исключая миграцию в близлежащие ткани);
  • минеральная основа (только минеральные пигменты, не содержащие органики, обеспечивают стабильный, надежный результат (оттенок цвета не меняется со временем), устойчивость (цвет пигментов после заживления не меняется) и равномерность выведения (постепенное естественное осветление и равномерную потерю интенсивности)).

Кроме того, для получения действительно прекрасных результатов важна широта гаммы. Например, пигменты MyStyle представлены более чем 160 оттенками, включая этнические (что позволяет составлять палитры для разных регионов согласно их особенностям), среди которых имеется большой выбор пастельных полупрозрачных натуральных оттенков без добавления белил (диоксида титана), а также полная линия аддитивов, абсолютно совместимых со всеми пигментами для татуажа MyStyle, что облегчает работу в нестандартных случаях.

Ну и, конечно, нельзя забывать о стандартах качества и безопасности, которые подтверждаются сертификацией (MyStyle – одна из первых компаний, получивших сертификаты на пигменты в Евроcоюзе). Только те пигменты, которые имеют сертификаты, можно применять в практике перманентного макияжа и татуажа».

Перманентный макияж, по своей сути, является процедурой, обеспечивающей временный эффект: такой, чтобы клиент имел возможность восстановить или изменить получившийся результат через 1,5–3 года (и это правильно, ведь жизнь не стоит на месте, как и наши потребности, мода, новые технологии, в конце концов!). Но нужно помнить, что любое оборудование – это только инструмент в руках мастера. На самом хорошем оборудовании можно сделать некачественный перманентный макияж, если пренебрегать обучением и постоянно не оттачивать свои умения и навыки.

Татуировка сегодня – один из древнейших методов, позволяющих человеку украсить себя, проявить свою индивидуальность. А современный перманентный макияж – еще и возможность обрести желаемую внешность на длительное время и забыть о целой горе средств в косметичке.

НО! Давайте не будем забывать, что перед желающими воспользоваться услугами мастера татуажа в XXI веке стоят те же проблемы, что и перед первобытными клиентами пещерных салонов: необходимо с особой строгостью подойти к выбору специалиста и обратить внимание на качество оборудования и красителей. Эффект от дешевых «левых» красок, поверьте, нередко бывает неповторим! Не забудьте удостовериться в соблюдении при проведении процедуры всех правил гигиены, так как речь идет о повреждении кожи. И помните: сделать татуаж намного проще, чем потом избавиться от него. Но если вы всё хорошо обдумали и правильно выбрали, то ваш обновленный образ (будь то идеальные контуры губ и бровей или розочка с рожками в области бикини) будет приносить радость и подчеркивать вашу индивидуальную привлекательность.

Поделитесь статьей в социальных сетях:

Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в twitter
Twitter
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в telegram
Telegram

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *