Скарлетт О’Хара – моды, унесенные ветром (и принесенные им же)

Банальная фраза, но Скарлетт О’Хара – одна из самых известных героинь мировой литературы. Даже просто отбор актрис на роль этой удивительной женщины в свое время превратился в цикл конкурсов красоты и всеамериканский кастинг, а когда его выиграла англичанка Вивьен Ли, в США чуть было не началась вторая гражданская война. Разве можно было допустить, чтобы самую прекрасную из американок играла иностранка?! К счастью, сыграла блистательно, благо многие считают мисс Ли красивейшей женщиной ХХ столетия, соперничать с которой может разве что Мэрилин Монро. Так или иначе, 12 лет побед Скарлетт над мужчинами и над судьбой, описанных в «Унесенных ветром», с 1861 по 1873 год, пришлись на смену эпохи не только в истории, но и в моде: на одежду, на макияж, на манеру женщин вести себя в обществе. 
 

Традиционная небольшая историческая справка.
Действие романа начинается с войны между двумя регионами США: Севером и Югом. Донельзя демократичный, полный жажды всеобщей свободы Север был развит экономически, здесь задавали тон «свежие» эмигранты, прибывшие из Старого Света в поисках лучшей доли; среди них были как нувориши, так и бедняки, но ни у кого из них не было еще корней, они все начинали жизнь заново. Для развития Северу было очень выгодно подчинить себе ресурсы Юга, плодородных сельскохозяйственных областей. Но Юг предпочитал «работать на себя». К экономическим разногласиям прибавились идеологические: простолюдины-северяне просто очень не любили аристократов-южан, обвиняли их в ущемлении «свободы», требовали освободить черных рабов, что лишило бы Юг рабочей силы, ведь именно рабы трудились на огромных плантациях.

Плантаторы были потомками тех, кто перебрался в Штаты относительно давно, многие из них имели дворянские корни. Леди и джентльмены тщательно соблюдали этикет и определенный кодекс чести, делали вид, что духовные ценности и происхождение – самое главное в жизни. Больше всего они презирали «белую рвань янки», как бедных, так и богатых. Наконец, Юг объявил себя независимым, дело дошло до войны, в которой джентльмены были наголову разбиты. Последовали самые настоящие репрессии против южан, кто-то из них просто пошел по миру (и это после роскошной и спокойной жизни!), кто-то стал подражать «янки» и заново сколотил себе состояние. При этом до женской эмансипации было еще далеко-далеко: даже женщина-«янки» обязана была сидеть дома, угождать супругу и растить деток. Общество не верило, что дама может себя сама обеспечить.

Прелестная мисс О’Хара нарушила все правила. Вместо того чтобы уступить ухаживаниям пылкого поклонника, она заманивала в сети брака тех, у кого были деньги. Хуже того: посмела сама их зарабатывать в лавке второго мужа, организовала лесопилку! Как неромантично! Но самое страшное заключалось в том, что Скарлетт, несмотря на свои деловые качества и ум, была более красивой, чувственной и желанной, чем все окружающие ее дамы. Она выделялась из толпы «истинных» леди, а этого дамы не прощают никому и никогда. Как же это было достигнуто?

«Унесенные ветром» стал одним из первых «дамских» романов, он бесконечно женственен и начинается с… платья главной героини, «на которое пошло двенадцать ярдов муслина, оно воздушными волнами лежало на обручах кринолина, находясь в полной гармонии с зелеными сафьяновыми туфельками без каблуков… Лиф платья как нельзя более выгодно обтягивал безупречную талию, бесспорно, самую тонкую в трех графствах штата, и отлично сформировавшийся для шестнадцати лет бюст».

Кринолин – особое устройство в виде купола из китового уса, металла или пяти-семи жестко накрахмаленных нижних юбок. Он был изобретен в 1829 году в Англии наперекор платьям в античном стиле с узкими прямыми юбками, господствовавшими в эпоху Великой французской революции и Наполеоновских войн. Проще говоря, разбили Наполеона – конец пришел французской моде.

BANNER3

Кринолин на обручах, покрытый всего одной-двумя нижними юбками, вошел в обиход в самом конце 1850-х годов. Ах, как он соответствовал принятому тогда этикету! Во-первых, не позволял мужчине проявлять нескромность и слишком близко приближаться к даме (просто физически это было невозможно). Во-вторых, двигаться в нем можно было исключительно медленно, плавно, с присущим благородной женщине достоинством. Он зрительно уменьшал талию, позволял кокетливо колыхаться юбкам, приковывал взгляд к тому, что находится немного ниже талии, скрывал беременность (правила хорошего тона предписывали дамам в положении в обществе не появляться). Кринолин по-настоящему делал слабый пол слабым, беспомощным, нуждающимся в опоре на твердую мужскую руку. В нем без поддержки существа в брюках даже из кареты не выйти.

Свою лепту в превращение дам в ДАМ вносил и корсет, особая ортопедическая деталь нижнего белья, сшитая из ткани со вставками из китового уса, дерева или металла, со шнуровкой сзади или сбоку. Обычно он начинался от подмышек и слегка заходил на бедра. Благодаря корсету женскую талию можно было затянуть и тем самым уменьшить на достаточно весомое количество сантиметров, до 10–13! Со временем постоянное ношение корсета, точнее, его чрезмерное затягивание приводило к изменению в положении внутренних органов, крайне вредному для здоровья. Корсет мог привести к повреждениям сосудов, даже спровоцировать тромбоз. Возникавший при излишне тугом корсете недостаток кислорода доводил многих дам до обморока, но обмороки были в моде.

Всё время бытования корсета врачи активно боролись против него. Тем не менее на протяжении всего романа Скарлетт просит: «Туже! Туже!» В 16 лет ее затягивают до 43 см! В конце романа, после рождения троих детей, до 50,8! И это при том, что всё остальное – более чем пухлое по нашим меркам. Целлюлит в те времена считался… эротически привлекательным. А тем, кому недоставало объема в груди, приходилось пришивать на белье и изнанку платья множество мелких оборочек. Правила хорошего тона всё это одобряли.

Между тем у корсета был ряд полезных свойств: он поддерживал грудь снизу, что более естественно и полезно, чем перекладывать ее вес на плечи, как это делают современные бюстгальтеры. Корсет, особенно снабженный специальными плечевыми ремнями (было и такое), заставлял даму правильно держать спину, совсем как наши корректоры осанки. Корсет помогал тяжелому платью правильно распределяться по фигуре женщины и тем самым значительно облегчал ей все движения. Словом, он вполне безобиден, если не гнаться за тонкой талией и не затягивать его максимально туго.

Итак, фигура получалась очень женственная: пышная грудь, тонкая талия и огромный кринолин вместо бедер. Только двигаться надо было осторожно и ткани на платье требовалось достаточно много: на «первое» платье Скарлетт пошло без малого 11 метров! Кстати, туфельки, которые она носила, сейчас называют балетками и в обычной жизни не подвязывают к щиколоткам летами, как делали Скарлетт и ее соперницы, а теперь делают балерины.

Макияж в годы юности Скарлетт находился под полным запретом. Уже в середине романа Скарлетт, взрослая женщина, вдова с несколько подмоченной репутацией, просит свою Мамушку (черную служанку) купить румяна. Та негодует и отвечает, что поищет лавку, где семью Скарлетт не знают. Краситься – позор! Это может позволить себе только женщина легкого поведения, отверженное, опозоренное создание! Леди не употребляет никакую декоративную косметику. Вместо нее можно разве что пощипать себя за щечки и покусать губки перед важным свиданием, чтобы вызвать прилив крови и покраснение кожи…

Зато кремы, масла и лосьоны процветали. Раз этикет предписывал гордиться исключительно естественной красотой, приходилось заботиться о ее поддержании. Благо щедрая природа южных штатов предоставляла в распоряжение красавиц множество цветов и плодов, а близость сельского хозяйства позволяла использовать для приготовления домашней (покупной там не было) ухаживающей косметики самые свежие молочные продукты. В косметологии часто использовался мед, применялись разные виды массажа, пилинги, ванны с добавлением настоев лекарственных трав.

Маникюр и педикюр делали исключительно после распаривания, и только «гигиенические». Длинные ногти были не в чести, красить их никому не приходило в голову.

Ведали всем этим чернокожие камеристки знатных леди. Они же причесывали своих хозяек, сооружая на их головках сложные конструкции из локонов при помощи огромного количества шпилек. Вспомним: когда Юг был блокирован флотом Севера, дамам пришлось делать шпильки из дерева, а настоящие, которые Ретт Батлер привозил вместе с оружием и боеприпасами, стали страшным дефицитом!

Вместе с благородными дамами чернокожие камеристки заготавливали огромное количество цветочных духов. Крайне легким, ненавязчивым ароматом должно было быть пропитано всё: одежда (даже мужская), все помещения, столовое и постельное белье. Использовать сильные ароматы и привозные духи считалось дурным тоном. Леди не должна выделяться!

Очень часто чернокожие служанки было хорошо образованны, обладали обширными знаниями в косметологии, учились у своих старших коллег массажу, даже получали в некотором роде медицинское образование (именно они оказывали обитателям плантаций, от хозяев до рабов, первую медицинскую помощь, принимали роды). Сопровождая своих господ в путешествия по Европе, они в обязательном порядке знакомились с новинками в косметологии и медицине, проходили «повышение квалификации» у известных парикмахеров и медиков-косметологов, у горничных европейских дам. Личные служанки являлись (вспомним Мамушку) доверенными лицами своих хозяек, были элитой среди прислуги и никогда не выполняли никакой тяжелой работы, в иерархии Юга они находились намного выше… белых бедняков. Продавать таких служанок было немыслимо, их передавали по наследству любимым дочкам.

И вот этот утонченный мир рухнул… Война принесла бывшим владельцам плантаций разорение. «Смертью джентльмена» стали называть угасание от холода и недоедания. Именно так умер, отказавшись принять деньги от нажившегося на войне сына, отец Ретта Батлера, третьего мужа нашей Скарлетт. Но появились и те, кто умел «вести дела» и зарабатывать деньги. В Европе в это же время произошел мощнейший промышленный и торговый рывок. Если раньше буржуазия, «деловые люди» находились в полном подчинении у старой аристократии, то теперь они постепенно обретали власть и меняли под себя моду.

Первым делом из дамского гардероба ушел кринолин. Но корсет остался! Отныне (с начала 1870-х) ему предстояло сопутствовать турнюру – подушечке (большой или небольшой, насколько диктует мода и насколько решится дама) из шерсти, конского волоса или конструкции из толстой металлической проволоки. Турнюр крепился поверх нижних юбок чуть ниже талии на заднюю часть бедер и придавал фигуре дамы особый силуэт, схожий с латинской буквой «S». Впереди корсет заставлял выпячиваться грудь (и побольше!), потом следовала тонкая талия и еще один огромный выступ, на этот раз уже на… Словом, все читатели поняли, где у дам сзади может быть выступ. Платье кроили специальным образом, чтобы надевать на турнюр и красиво драпироваться на нем. Турнюр на некоторое время стал главным украшением дамы: складки и ленты, банты и искусственные цветы, его убранство могло быть чрезвычайно пышным. От турнюра юбка спадала вниз красивыми складками и переходила в небольшой шлейф. Чтобы складки лежали так, как было задумано, в них вшивали маленькие металлические шарики.

Вот как данная «революция» описана в романе: «Кринолинов уже не носили, и новую моду Скарлетт находила прелестной – перед у юбки был гладкий, материя вся стянута назад, где она складками ниспадала с турнюра, и на этих складках покоились гирлянды из цветов, и банты, и каскады кружев. Вспоминая скромные кринолины военных лет, Скарлетт немного смущалась, когда надевала эти новые юбки, обрисовывающие живот… А атласные туфли, которые Ретт ей купил! Каблуки у них были в три дюйма высотой, а спереди – большие сверкающие пряжки. А шелковые чулки – целая дюжина, и ни одной пары – с бумажным верхом! Какое богатство!»

Поясним: в целях экономии «шелковые» чулки были шелковыми внизу, их верх делался из более дешевого материала – хлопка. Во время движения дама нередко подхватывала и приподнимала низ юбки, ее чулки могли быть видны и потому должны были быть идеальны… хотя бы снизу. Супруга Ретта Батлера могла себе позволить носить полностью шелковые чулки.

Можно сказать, что в эпоху расцвета торговли дамы постарались показать товар (простите, себя любимых) лицом. Отсюда более свободные манеры (но все-таки еще крайне женственные), возможность прижаться к кавалеру (кринолин уже не мешает) во время танца или прогулки. Дамы стараются стать выше – и встают на огромные каблуки. Если это незаметно, можно воспользоваться накладными кудрями (мистер Батлер сжег купленные Скарлетт, все-таки излишняя искусственность считалась в высшем свете вульгарной). Но главное – можно и нужно краситься!

Дамы из лучшего общества начинают краситься. Первыми тон задают француженки и россиянки, последние всегда симпатизировали декоративной косметике. Когда в остальных странах Европы и на том же Юге США приличная женщина не красилась, наши соотечественницы позволяли себе легкий макияж. За ними начали употреблять румяна, помаду и пудру обитательницы континентальной Европы и США. Дольше всех продержались англичанки. Например, приезжая в Париж или Петербург, супруги британских дипломатов пользовались декоративной косметикой, чтобы не отличаться от «местных», а когда возвращались домой, бранили этот обычай за его «развращенность» и убирали свою косметику до следующего путешествия.

В послевоенных Штатах те, кто мог себе это позволить, хотели жить максимально весело и красиво. И дамы красили ресницы и брови, губы и волосы, пудрили и румянили свои щечки, рисовали поддельные родинки и полировали ногти, в моду как раз вошли удлиненные, средние, по нашим меркам. Вкладывать деньги во внешность стало модно и престижно. Отныне дама (даже ЛЕДИ) не просто могла, она обязана была быть самой заметной и самой яркой. Это уже не возбранялось, этого требовал этикет.

Несмотря на расцвет декоративной косметики, технологии ухода за собой и лечебная косметология тоже не были забыты. Всё чаще и чаще на Юг прибывали профессиональные парикмахеры и косметологи. Профи индустрии красоты вытеснили чернокожих камеристок, но переняли их опыт. До сих пор креольская косметология пользуется доброй славой и имеет в южных штатах немало почитателей. Многие туристы с удовольствием проходят курсы оздоровления и омоложения на местных небольших курортах.

К нашим дням мир изменился еще больше. Изменилась мода. Изменились женщины, к сожалению, растратив часть своей женственности. Но современные бизнес-вумен должны помнить, что, делая карьеру, идут по дороге, проложенной прототипами Скарлетт О’Хара с ее не подобающей леди лесопилкой, а накладывая макияж, следуют традиции, заложенной теми, кто требовал для женщины свободы… использовать румяна, пудру и тушь, быть личностью и выделяться из толпы своих соперниц чисто женскими средствами, например при помощи самого красивого турнюра!

 

 

 

Поделитесь статьей в социальных сетях:

Поделиться в twitter
Twitter
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в telegram
Telegram

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *