Нет ничего невозможного…

Меня всегда восхищали люди, СМЕЛО идущие по жизни, люди, для которых нет ничего невозможного. По большому счету таких людей совсем немного, и это, как правило, Профессионалы – с «большой» буквы.

Андре Бойер: Мои предки родом из Франции. Около 150 лет назад эмигрировали в Канаду. Где, как и большинство французских эмигрантов, обосновались в провинции Квебек, в 16 – 18 веках ее так и называли: «Новая Франция». Таким образом, моя семья – франкоговорящие канадцы.

 

Моя мама была настоящим ангелом. Она родила троих детей в течение 34 месяцев. Конечно, для женщины это тяжелое испытание. Всего в семье было четверо малышей, из них трое живы до сих пор, так что у меня есть брат и сестра. Они живут в Монреале. На иную работу, кроме нашего воспитания, у мамы не имелось сил, что очень легко понять.

 

Отец занимался бизнесом, владел двумя небольшими продуктовыми магазинами. Он происходил из семьи потомственных мясников, его дед и прадед тоже были мясниками, поэтому свой жизненный путь начал с этой же профессии. Отцу было всего 21 год, когда он осознал, что хочет вывести свой бизнес на более высокий уровень. Основным достижением отца можно считать то, что он смог объединить 12 независимых магазинов в один кооператив, товарищество. Сейчас эта сеть насчитывает свыше 1000 предприятий. Хотя владельцы у всех магазинов сети разные, все они пользуются единым складом, что значительно сокращает закупочные расходы. Таким образом, получаются хорошие привилегии большого бизнеса для маленьких предприятий, чем они и пользуются.

 

Отец готовил нас к тому, что мы будем помогать ему, – любой отец хочет передать семейное дело своим детям. К счастью, он был еще и внимателен, и дальновиден, и сразу понял: я родился для другого, мне нравится путешествовать, мне надо поработать в разных странах, на международном уровне, а не сидеть в Квебеке. Зато мой брат трудился вместе с отцом, открыл третий принадлежащий нашей семье магазин. Правда, сейчас мой брат занимается бизнесом, связанным с недвижимостью. Его агентство – одно из самых уважаемых на юго-западе провинции Квебек. Моя сестра – менеджер в страховой компании.

 

Кстати, трое детей – это еще не много для нашей семьи. Моя бабушка (мать отца) родила восьмерых, причем только мальчиков! А ее мать произвела на свет шестнадцать крох! Пару лет назад мы устроили «сбор клана». На той вечеринке присутствовало порядка 170 родственников – по-настоящему, во всех смыслах, большой праздник! Пока моя бабушка была жива, наша семья ежегодно вместе отмечала Новогодний праздник. Ей очень нравилось собирать у себя всех родственников, и в нашей семье принято отмечать Новый год вместе с родными. Такой совместный праздник был как бы подарком друг другу, с большим столом, вкусной едой и напитками, веселым детским смехом… А Рождество, напротив, было принято проводить в кругу своей «узкой» семьи. В детстве мы с нетерпением ждали подарки, которые получит каждый из нас в именном «чулке», и, проснувшись рождественским утром, мы в первую очередь бежали посмотреть, какие подарки принес нам канадский Дед Мороз – «Лё Пэр Ноэль»/Le Pere Noel.

 

«Французские» канадцы в том, что касается рождественских и новогодних праздников, а также родственных отношений, очень похожи на русских. Мы тоже любим походы друг к другу в гости, и я помню, что все семь-десять дней рождественских каникул мы ходили к кому-то в гости или гости приходили к нам. 

Канадцам так же, как и русским, очень тяжело уехать от своей семьи куда-то дальше, чем на 10 километров. Бабушкин дом был за городом, а я родился в центре Монреаля, вся мой жизнь прошла в центре, в любом городе я люблю его центр и никогда не смогу жить за городом. Я, в принципе, такой человек, вокруг которого что-то постоянно должно происходить.

 

Двенадцать лет я ходил в школу, обучение в которой велось на французском. Дома мы также общались исключительно на родном языке. Естественно, я владел «уличным» английским, достаточным для общения с англоговорящими друзьями. Однако, чтобы построить удачную карьеру, требовалось выучить английский по-настоящему, разговаривать на нем так, как если бы это был мой родной язык. Поэтому после школы там же, в Монреале, я поступил в Университет сэра Джорджа Вильямса, где все занятия шли на английском.

 

В качестве специализации я выбрал бизнес, – это всегда меня интересовало. Студенческие годы стали самой веселой порой моей жизни. Главным интересом, после учебы разумеется, были занятия спортом. Правда, моя игра в университетской команде по хоккею длилась не долго: до сих пор с легкой дрожью вспоминаю, как на второй игре сезона соперник ударил меня клюшкой в бок, я упал и сломал себе нос. С тех пор я стал намного осторожнее и больше не стремился участвовать в матчах, что явилось концом моей спортивной карьеры в хоккее! Кроме того, с удовольствием смотрел хоккей с трибуны или по телевизору! Кстати, именно в это время началось противостояние в хоккее сборных Канады и СССР. Я до сих пор не могу забыть знаменитую седьмую игру сезона. Наверное, это был примерно 1970-й год… По правилам, чтобы выиграть, требовалось победить в четырех из семи игр. И вот шесть игр было сыграно: в трех победил СССР, в трех – Канада. К концу седьмой игры между СССР и Канадой – ничья! Во время демонстрации матчей по телевизору Монреаль, – а это, надо сказать, огромный город, – буквально вымирал! На улицах не было ни души! Ни одного человека! Нигде, вы себе можете представить? Все сидели дома или в кафе, да где угодно, лишь бы там был телевизор. И даже в последнем тайме последнего периода – ничья! И вот наступает седьмой матч между Канадой и Россией… Весь матч напряжение росло, счет был равным, противники не хотели уступать друг другу, и только на самых последних секундах, буквально где-то за 90 секунд до конца игры, канадцам все-таки удалось забить свой победный гол! До сих пор перед моими глазами стоит «вселенское» празднование, охватившее тогда Монреаль. В Канаде случилось просто что-то невообразимое, потому что в этот день НИКТО не вышел на работу. Все бары были открыты с самого утра, везде работали телевизоры и по всем каналам показывали один и тот же момент: решающий гол, забитый сборной Канады в ворота сборной СССР! После матча народ высыпал из домов и баров на улицу, и началось массовое шествие и эйфория! Я уверен, что многие в России помнят этот шикарный матч.

 

Зато футбол в классическом виде в Канаде непопулярен, ему предпочитают регби. Когда я был студентом, мы увлекались теннисом, ракетболом, в то же время я начал играть в гольф, сейчас это мое самое большое и любимое хобби.

 

Интересно, как увлечение гольфом появилось в моей жизни. Мой отец всю жизнь мечтал научиться играть в гольф. И вот наконец-то решил брать уроки у инструктора. Как полагается, купил полную экипировку и все необходимые принадлежности, но завершить обучение у него не хватило то ли времени, то ли терпения… Так что отец через несколько месяцев обучения забросил свое несостоявшееся хобби. И вот как-то летом (мне было 18 – 19 лет, я как раз собирался поступать в университет), я устроился работать в гольф-клуб: записывал клиентов и продавал (предоставлял в аренду) необходимое оборудование. Преимуществом такой работы была возможность, во-первых, брать уроки у профессионалов и, во-вторых, абсолютно бесплатно играть на поле без какого-либо ограничения по времени. То лето и привило мне любовь к гольфу, ведь в Канаде, как и в России, это сезонная, исключительно летняя игра. 

Иногда в России, в которой гольф пока не столь популярен, меня спрашивают: что может привлекать в гольфе, что там может быть интересного, ну, подумаешь, клюшка, мячик, поле?.. В таких случаях, я стараюсь объяснить, что гольф – это прекрасная игра, которая воспитывает дисциплину. В любой другой игре вы всегда играете против кого-то, часто – с кем-то. У вас всегда есть партнер и соперник. В гольфе ваш противник – вы сами. Вы должны превзойти самого себя: следующим ударом, следующей игрой. Второй ваш противник – поле, ландшафт. В некоторой степени это можно сравнить со скалолазанием. Ты должен преодолеть гору. Есть только ты и она. И ты сам должен достичь вершины.

 

Вначале ты берешь уроки игры в гольф. Затем, когда тебя уже научили всем правилам, обучили ударам, ты должен регулярно тренироваться и совершенствоваться самостоятельно. Ты практикуешься до бесконечности. К сожалению, в Москве есть лишь три поля для игры в гольф, причем все находятся за городом, до них далеко ехать, поэтому в России я играю крайне редко.

Поля расположены максимально неудобно для меня! Ради четырех с половиной часов игры приходится тратить на дорогу целый день. Получается, на игру уходит полноценный выходной. Слишком большая роскошь! Если у меня есть целый свободный день, я предпочту провести его с женой. Лишь иногда, когда ко мне приезжают друзья из-за границы, приглашаю их в Нахабино, где мы играем в гольф и общаемся. Великолепное времяпрепровождение! Гольфисту лучше практиковаться в одиночку, а вот играть – обязательно с друзьями. После игры мы общается, пьем пиво, проводим время по-мальчишески. И если результаты огорчили кого-либо из нас, дружеское общение возвращает неудачнику доброе расположение духа. Мое мнение: гольф – это великая игра и это игра для тех, кому необходимо постоянно самосовершенствоваться.

 

Образно говоря, я много «попутешествовал» по разным полям для гольфа и знаю в них толк. Идеальными с ландшафтной и качественной точек зрения мне кажутся азиатские гольф-поля, расположенные в Таиланде, Индонезии, Малайзии, Сингапуре. Хорошие поля есть в Австралии, Новой Зеландии, на Фиджи и Гавайях. У меня дом на Фиджи, на русский манер я его называю «дача», там я люблю практиковаться в игре в гольф по утрам. Благо я «жаворонок», а моя супруга – «сова». Утром, пока она спит, в моем распоряжении есть три часа, я выхожу на поле и тренируюсь. Я прохожу один раунд, а так как вторая лунка находится рядом с домом, обязательно захожу домой, целую жену, чтобы она меня вдохновила на дальнейшие победы, и иду дальше.

 

Но вернемся к тому времени, когда я закончил университет. Мне очень повезло: еще во время прохождения практики в университете посчастливилось устроиться на лето в компанию «Крафт Фудс»(Kraft Foods Inc.) — одну из самых крупных мировых . Это была очень хорошая работа, которая помогла получить колоссальный, просто неоценимый опыт работы в качестве торгового представителя, причем в летнее время, жертвуя своим отдыхом. Видимо, я хорошо себя проявил, потому что после завершения обучения в университете я сразу же пришел в «Крафт Фудс», сказал, что готов работать у них, и меня взяли торговым представителем, причем на полную ставку.

 

Возможно, у вас возникнет вопрос, почему меня взяли работать именно торговым представителем, ведь у меня уже было университетское образование. Потому, что это была политика компании «Крафт Фудс»: каждый «новичок», прежде чем начать свою карьеру, независимо от образования, должен начинать свою деятельность с этапа продаж, и только после этого он может расти в любом направлении, претендовать на другой пост, соответствующий своим способностям. 

Я очень быстро рос внутри компании «Крафт Фудс», потому что я всегда имел план и хотел к определенному возрасту занимать определенную позицию в компании. Естественно, просто так, исключительно благодаря желанию, это было недостижимо. Я тщательно продумывал план и неуклонно каждый день работал над его выполнением. Поэтому мой профессиональный рост был очень быстрым. Ни на какой позиции я не задерживался подолгу.

 

Начав торговым представителем, вскоре я был назначен региональным менеджером; затем в области продаж я достиг определенного статуса и через какое-то время понял, что хочу сменить направление деятельности. Я заинтересовался рекламой, пошел в маркетинг. Я стал маркетинг-менеджером, затем маркетинг-директором и потом вице-президентом отдела маркетинга. Всё это происходило со мной, пока я еще оставался в Канаде, в моей родной провинции Квебек.

 

И вот однажды мое руководство вызвало меня и задало такой вопрос: не хотел бы я переехать в Австралию и получить должность старшего вице-президента отдела маркетинга? Как вы понимаете, Австралия для меня, выходца из Канады, – это абсолютно противоположный конец мира: от Канады до Австралии почти 20 тысяч километров!

Я был абсолютно шокирован этим предложением! Согласиться уехать так далеко было непросто. И когда мы объявили своей семье, что мы уезжаем в Австралию, это была просто семейная трагедия!

 

Важную роль сыграла жена. Она восприняла мое назначение как волнующее прекрасное приключение, хотя, как и обе наши дочки, она не знала ни слова по-английски, а в Австралии им предстояло разговаривать именно на этом языке. Было совершенно ясно: в таких условиях первое время у жены не будет работы, она останется дома – одна, мне же, напротив, придется много времени проводить в офисе и иметь широкий круг общения. В таких условиях адаптация для того человека, который лишен общения, так как не знает языка и вынужден сидеть дома без работы, проходит особенно тяжело.

С моей первой женой я познакомился, когда мы еще были очень молодыми. Она художница. Сейчас, спустя уже много времени после нашего развода, она по-прежнему живет в Австралии, преподает, учит студентов писать маслом, а также сотрудничает с компанией «HALLMARK», создавая для них дизайн открыток.

 

На момент отъезда из Канады нашим дочерям было 5 и 9 лет. Чтобы максимально быстро интегрировать их в англоязычную среду и снять проблему языкового барьера, мы решили отдать их в Австралии в английскую школу для девочек. Обучение в ней должно было помочь Женевьев и Валери стать билингвистичными. Их первый урок в частной школе был очень поучителен, мне кажется, и для меня самого. Так как в связи с переездом мы пропустили первую неделю занятий, директриса специально собрала всех учениц во дворе и представила новеньких следующим образом: «Я хочу, чтобы вы подружились с этими новыми девочками. Это особенные, необычные девочки. Они не знают ни слова по-английски, но в этом году вы все будете учить французский, которым прекрасно владеют эти девочки. Поэтому если вы хотите хорошо освоить французский язык, то лучшей возможности, чем дружба и общение с этими девочками, у вас не будет». Благодаря этим нескольким мудрым фразам дети легко и сразу начали много общаться со сверстницами и быстро наладили двусторонние контакты…

 

В Канаде мы теперь бывали лишь раз в году, приезжали к родным на Рождество. И вот, примерно на третий или на четвертый год нашей жизни в Австралии, когда мы вернулись из Канады после рождественских праздников, мы поняли, что здесь, в Австралии, теперь наш дом, что мы хотим остаться здесь насовсем. С тех пор я называю своим домом Австралию.

Принять решение о том, чтобы навсегда сменить место жительства, было очень сложно. Нас приводила в отчаяние мысль, что родных мы отныне будем видеть не чаще раза в год, максимум – два раза, и это если что-то случится. Впереди абсолютно новая жизнь. К счастью, мы с моей первой женой друг друга очень поддерживали. Когда один из нас переживал трудности, другой обязательно служил ему опорой.

 

После трех лет работы в Австралии меня неожиданно перевели в Новую Зеландию, на мой первый пост в ранге генерального директора. На новый переезд я согласился сразу и с огромной радостью: к этой цели я шел всю жизнь, ради нее строил свою карьеру. Стать генеральным директором к 40 годам было одной из моих важных жизненных задач, на момент нового назначения мне шел 39-й год. Мое желание, мои планы исполнились! Поэтому переезд за 2 тысячи километров уже от Австралии для меня был в радость, я бы куда угодно ради этой должности поехал! К тому же на тот момент, когда мне предложили ехать в Новую Зеландию, срок действия моей рабочей визы в Австралии заканчивался. Поэтому, уже перебравшись на работу в Новую Зеландию, я подал прошение на получение местного гражданства. Граница Новой Зеландии с Австралией прозрачна, граждане обеих стран имеют право работать, покупать недвижимость и жить в любой из этих стран. Таким образом, на сегодняшний день я имею три гражданства: канадское, новозеландское и австралийское. Иногда я шучу, что, может быть, когда-нибудь к ним добавится и российское.

 

В Новой Зеландии я проработал три года. Можно сказать, исчерпал ее рынок, он очень ограничен. В качестве повышения мне предоставили возможность возглавить представительство компании в Гонконге. Заманчивое предложение, однако пришлось от него отказаться: мы с женой хотели остаться в Новой Зеландии. В результате мне понадобилась новая работа, которую мне как раз предложили в «Wella Professionals». К этому времени у меня имелся огромный опыт розничных продаж, но я не знал ничего об узкоспециализированном бизнесе индустрии красоты, не разбирался в дистрибьюторских продажах. Хотя сама сфера «красивого», «гламурного» бизнеса давно меня интересовала. Итак, я остался в Новой Зеландии на 6 лет, а потом возглавил австралийское представительство «Wella Professionals» еще на 6 лет.

 

И вот, через много лет успешной работы, в моей жизни снова возникла шоковая ситуация. Мой босс предложил мне переехать в Россию и возглавить российское представительство компании. А я только-только (всего девять месяцев) начал встречаться с моей нынешней женой, Лиан! Мы еще не очень хорошо знали друг друга, вдруг – такое предложение!

 

Лиан была pr-менеджером компании, проводившей конференцию для австралийского отделения «Wella Professionals». За ужином, после тренинга по продажам, место Лиан оказалось рядом со мной, за одним столом. Моей первой мыслью было: «Какая красивая!» Не зная, как обратить на себя ее внимание, весь вечер я постоянно предлагал ей конфеты из стоявшей на столе вазы, а чтобы хоть как-то завязать беседу, сказал: «Мне очень нравятся ваши туфли». Она ответила, что может дать их мне поносить. Пришлось возразить: «У меня есть проблема, так как мне нужно научиться «водить» такую обувь». Тогда мне предложили мастер-класс в любое время, и так начался наш роман!

 

Уехать без нее и оказаться в чужой стране в одиночку, без близких людей, казалось мне невозможным! И мне пришлось ответить босу: «Знаешь, я готов тебе помочь всегда, но не в этот раз. Если Лиан не поедет, то и я не поеду».

 

Забавно: буквально за несколько дней до предложения поехать в Россию в разговоре с Лиан я сказал, что больше никогда не поеду работать в «холодную» страну. Что ж, никогда не говори «никогда»! Вот уже шесть лет, как мы здесь, а Лиан живет вместе со мной и работает в британском посольстве. 

Стереотипов по поводу России у меня не было, уже имелся опыт работы с австралийцами и новозеландцами, так что я был готов ко всему. Я просто приехал с открытым сердцем и хотел узнать как можно больше о стране и о живущих в ней людях. Мои первые впечатления остаются самыми яркими: Красная площадь, изумительной красоты зрелище, и зал Дворца съездов. Это был очень эмоциональный момент! Сразу всплыли воспоминания из моего детства: по телевизору показывают выступающего в этом самом зале Дворца съездов Хрущева, в самый разгар холодной войны. О Советском Союзе мы, кроме этого, практически ничего не слышали… Тем более я никогда не мог себе представить, что буду находиться в том самом зале…

 

В начале моей работы в России меня поразило, что всё случается в последнюю минуту. ВСЕГДА! Вот это для меня было буквально шоком. Я никак не мог понять, почему если завтра у тебя мероприятие, то только сегодня вечером, например, красят стены? (Смеется.) Я не понимал: как такое вообще возможно?! Первые два года именно подобные ситуации были моим кошмаром! Потому что я не понимал, как это можно успеть сделать всё в последний момент! Позже я понял, что у русских, как и у представителей любых других национальностей, есть свои особенности. Например, я очень организованный человек, у меня всё, как принято говорить, «разложено по полочкам», всё заранее спланировано и организовано. А у вас свои методы: пусть и в последнюю минуту, но работа выполняется, и выполняется качественно. Хотя я до сих пор не понимаю, как всё может быть готово завтра, если сегодня еще не начато! (Смеется.)

 

Хотя сейчас я не обращаю на это внимания. Я не знаю – как, я даже не беру это в голову, чтобы не нервничать, но я уверен: моя команда успеет сделать всё ровно к назначенному сроку. Видимо, мне лучше просто не вникать в подробности. Перед наступлением ответственного момента все мобилизуются и выдают нужный результат. На самом деле всё зависит от того, что ты хочешь добиться от своей команды, есть ли у команды единое видение, единая цель. Потому что если цели нет, тогда могут быть проблемы… Но если двигаются все к одной цели, это приводит к высоким результатам. В частности, результат, который наша команда показала сегодня в России, по сравнению со всеми другими странами просто на голову выше, несмотря на то, что кризис ударил по всем странам.

 

КБ: На сегодняшний день ваши цели достигнуты, а что же дальше?

 

Андре Бойер: Мы с супругой хотим вернуться в Австралию и посвятить определенное время путешествиям по миру.

Тем более что моя старшая дочь Женевьев живет неподалеку оттуда, в Новой Зеландии. Женевьев – медицинская сестра, ее специализация – психиатрия. У нее прекрасная семья: муж и две дочки, одной – два года, а самой маленькой – всего несколько месяцев. До того как появились дети, Женевьев с супругом девять лет провели в путешествиях по миру, увидели Китай, Японию, Монголию, Англию. Где только ни жили!

 

Моя младшая дочь Валери вернулась в Канаду, совсем недавно вышла замуж. Она репортер, работает в выпусках вечерних новостей на телевидении и радио. Ее решение вернуться в Канаду было совершенно самостоятельным, как и выбор профессии. Показательно, что он определился еще очень-очень давно. Каждый раз, когда мы ежегодно летали в Монреаль на рождественские каникулы, мы старались лететь с пересадкой (иначе невозможно) через разные города и страны, чтобы максимально плодотворно использовать необходимость перелета и посещать новые места. Однажды, когда Валери было 14 – 15 лет, во время одной из таких поездок мы летели то ли через Гонконг, то ли через Сингапур. Я зашел в номер и увидел, что моя девочка сидит в номере и смотрит выпуск CNN (в то время CNN был единственным международным каналом, транслирующимся в любой точке мира). Я очень удивился и не мог понять, почему она здесь, в отеле, а не где-то на прогулке в городе… Она повернулась ко мне и сказала: «Ты знаешь, папа, когда-нибудь я стану телерепортером!» Так и получилось… 

Безусловно, на телевидение попасть всегда сложно, особенно без связей, как говорится, «с улицы», и Валери это прекрасно понимала. Но я всегда говорил своим дочкам, что если они чего-то хотят в жизни и будут прикладывать к этому усилия, то обязательно это получат. Нет такой вещи, которой нельзя достичь. Всё достижимо, если к этому стремиться. Других вариантов нет. (Улыбается.) Вот так же и Валери удалось добиться желаемого. Вначале работала фрилансером, а потом только, хорошо себя зарекомендовав, получила место в штате новостной программы.

 

То же самое я повторяю своим сотрудникам: «Если вы чего-то сильно хотите и делаете в этом направлении шаги, ваша мечта обязательно станет реальностью».

 

Возможно, моя дальнейшая карьера будет связана с компанией «Procter & Gamble», возможно, нет. Например, я подумываю открыть свою собственную консультационную компанию… Но в любом случае пока я не собираюсь уходить от дел и только отдыхать.

 

Моя настоящая мечта связана сейчас с гольфом, я хочу сыграть игру, счет которой будет равен моему возрасту. Для тех, кто не играет в гольф, это ничего не значит, а для тех, кто играет, скажет очень многое!

 

КБ: Это достижимо?

 

Андре Бойер: Всё достижимо. (Улыбается.) Много лет назад я зачеркнул в слове «невозможно» приставку «не». Теперь всё возможно, надо только решить, как и когда.

 

 

 

Поделитесь статьей в социальных сетях:

Поделиться в twitter
Twitter
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в telegram
Telegram

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *