Карл Великий – великие перемены в плане ухода за собой

Уважаемые читатели! Обратите, пожалуйста, внимание: в Интернете и даже некоторых книгах имена жен Карла Великого могут звучать иначе. Часто это связано просто с разными вариантами имен, но бывают и ошибки. В данном материале использованы наиболее привычные, принятые в исторической науке варианты.

 

Важные политические и исторические события влияют на эстетический идеал, на моду, на косметологию и индустрию красоты. Только этому почему-то мало уделяют внимания ученые-историки, считая несерьезным, маловажным, не первостепенным. Статьи нашей традиционной рубрики призваны отчасти восполнить данный пробел, и сегодня нам предстоит узнать, как возрождались спа-курорты, как европейцы сделали первый шаг в… баню, по причине того, что во главе Европы встал Карл Великий, а папа римский сделал его императором.

 

Античный мир с его изящными термами, сотнями рецептов косметических препаратов и десятками методик массажа рухнул под ударами варваров, причесывавшихся максимум раз в неделю, вместо декоративной косметики носивших татуировки и мывшихся раз в несколько месяцев (чаще всего во время случайного падения в реку). Увы, именно такими были предки современных европейцев.

Обосновавшись на бывших римских землях и смешавшись с привыкшим к благам цивилизации местным населением, они приучились немного ухаживать за собой: волосы почаще расчесывать, сознательно помыться в корыте. Не более того. Не только косметология, но и ее «сестра» – медицина, а также наука и образование, искусство и ремесла – всё было забыто. Исправить это ужасное положение был призван мальчик по имени Карл, родившийся 2 апреля 742 года у Пипина Короткого, ставшего вскоре королем франков (Франция как государство тогда еще не существовала), и его супруги (тогда еще гражданской, официально они поженились только в 749 году) Берты.

С ранних лет маленький Карл отличался живым умом, прекрасным здоровьем, богатырской силой и привлекательной внешностью. Особенно украшал его высокий рост. Вскрывшие могилу императора археологи определили длину его тела – 192 см, это очень много для того времени! (Примечание: наши предки были значительно ниже нас, в среднем на 10–20 см.)

С 12 лет Карл сопровождал своего отца в военных походах и проходил практикум по управлению государством. Еще совсем юным Карл наследовал отцу и брату, получил власть над большей частью Западной Европы – почти всей современной Францией, Бельгией, значительными территориями будущих Нидерландов и Германии. Потом прихватил еще кусочек Германии и Италию.

Вернемся, однако, к внешности. У Карла были крупный породистый нос, большие чувственные глаза, он коротко стриг свои светло-русые волосы и носил пышные усы. Бороду тщательно сбривал – по последней, введенной им самим моде. Очень важный момент: до Карла волосы считались вместилищем чести и достоинства, знать поголовно носила исключительно длинные волосы, многие вообще никогда не стриглись. Так что возвращение к мужским стрижкам и регулярному бритью – первый серьезный вклад нашего героя в реформирование эстетического идеала и индустрии красоты.

Услуги парикмахеров (стрижка + бритье) стали при нем неизмеримо более востребованными, появилась мода на те или иные мужские стрижки. Бытовавшие ранее мужские косы навсегда канули в лету, а длинные локоны вышли у сильного пола из употребления на несколько столетий. Карл, хотя почти всю жизнь провел в боевых походах, всегда имел при себе несколько слуг, ведавших его внешностью и гардеробом, – можно сказать, личных стилиста и банщика, причем оба выполняли функцию парикмахера.

 

Свое здоровье, красоту и мужскую силу Карл поддерживал диетой. Прежде всего, употреблял минимум вина: четыре-пять кубков в день – капли по мерам средних веков!

Есть предпочитал немного (на обед – мясо и всего четыре «закуски»), ничего слишком жирного и пряного, возбуждающего лишние жажду и аппетит. Больше всего любил «диетическое» жаркое на вертеле (дичь или телятину), прямо с огня, которое ел с вертела, и яблоки – источник железа и антиоксидантов.

Бедная европейская знать! С появлением Карла ей пришлось вести более здоровый образ жизни, и прежде всего меньше пьянствовать! В результате говорящий сам за себя красный цвет лица моментально выходит из моды. И данный тренд остается в моде фактически до второй четверти XX века: аристократ обязан быть бледным (исключение делается только для загоревших под солнцем Палестины крестоносцев, но ведь «смуглый» и «красноносый» – разные понятия, не правда ли?), реже переедать, помимо битв, заниматься спортом…

Кстати, во время обеда повелителя франков развлекали музыкой или чтением, чаще всего о подвигах античных героев или мучениях святых.

Именно интерес к античности заставил Карла вспомнить о старой римской традиции мыться и стирать одежду. До современных стандартов чистоты при Карле никто не дошел, но бани хотя бы стали обязательной частью поместий знати, а посещать их регулярно сделалось нормой.

 

До сих пор во время банных процедур чаще пользовались не губкой, а специальным скребком, ибо грязь приходилось именно распаривать и соскребать. Согласитесь, переход от скребка к пусть и жесткой губке, появление обычая тщательно мыть ногти – уже огромное достижение культуры!

Сам Карл пошел гораздо дальше: тщательно следил за своей кожей, пользовался массажем и притираниями (прототипами наших кремов), принимал солнечные и воздушные ванны: летом после обеда несколько часов обязательно спал нагишом при открытых окнах или в саду. Усилия не прошли даром: Карл Великий не просто прожил долгую для своего времени жизнь (72 года – в условиях постоянных войн и совершенно зачаточного состояния медицины!), но и до последнего дня он выглядел намного моложе своих лет, считался одним из самых привлекательных мужчин мира, отличался физической силой, гибкостью гимнаста и выдающимися мужскими способностями.

Как уже упоминалось, при Карле вошло в привычку регулярно стирать одежду. Как раз в VIII веке возродилось античное выражение «это дурно пахнет», – возможно, потому, что слишком сильно «плохо» пахнуть отныне считалось в обществе дурным тоном. Знать мужского пола (дамы душились и до этого) даже начинает употреблять сухие духи и аромамасла.

Еще одним следствием симпатии к античным персонажам стало увлечение Карла военными тренировками. До него знать училась владеть оружием, но редко тренировала силу и ловкость на тренажерах. При Карле в тренировках воинов появляются первые упражнения, первые элементы спорта. Помимо оружия, для тренировок начинают использовать простейшие приспособления: например, мешки с землей (их поднимали или подкидывали), специально обтесанные бревна, нечто похожее на штангу (древко копья с мешками с землей на концах) с упорами (прямо как в современном зале для тренировок), разнообразные мишени. Появляется тренировочное изначально затупленное оружие. Вообще расцвет культуры и науки (во всех областях), имевший место при Карле Великом (историки называют его «Каролингским возрождением»), стал одновременно настоящим расцветом раннесредневекового военизированного фитнеса и «гламура»…

Противники Карла пытались использовать это против него, называя сторонников и подражателей короля франков «женоподобными», слабыми и изнеженными. Дескать, вина не пьют, аппетит плохой, купаются, как молоденькие барышни, стригутся, еще и затупленными мечами сражаются, одежду стирают… Излишне «гламурные», современным языком говоря, «унисекс» в худшем варианте. На самом же деле во многом благодаря новым способам тренировок Карл реорганизовал рыцарскую конницу и пехоту. Его подстриженные и помытые воины огнем и мечом покорили всех недовольных и насадили свой идеал внешности.

У современного читателя неизбежно возникает вопрос: что же в это время делали женщины? Повторяли мужчин, не более того, ибо сильный пол господствовал целиком и полностью, поэтому эстетический идеал и мода создавались для него, а потом постепенно переносились на дам. Было только одно исключение: при Карле Великом участились связи между Западной Европой и Византией. Так к предкам француженок и итальянок вернулась уничтоженная при падении Римской империи и сохранившаяся в Византии декоративная косметика. Рыцари ею не пользовались.

 

Для своего времени Карл был очень образованным человеком, латынью владел как родным языком. Знал еще несколько «европейских» языков, понимал греческий и кое-как на нем объяснялся. Иной раз можно прочитать: якобы только в зрелом возрасте Карл стал учиться писать. На самом деле это клевета: в зрелые годы Карл Великий увлекся каллиграфией – искусством красиво начертать буквы, а вот грамотой король владел с малолетства. Король лично читал медицинские трактаты, выискивая столь любимые им тонкости здорового образа жизни, методики фитнеса и всевозможного омоложения. И приказывал переписывать и распространять среди медиков самые удачные рецепты и рекомендации.

Его первой женой была Химильтруда, застенчивая молодая женщина, отосланная в монастырь по политическим соображениям: ради брака с Дезире, дочерью короля лангобардов. В этой области античные традиции сохранились лучше, чем во владениях франков (все-таки Италия), и, несмотря на то, что Дезире пробыла замужем недолго и вниманием супруга не пользовалась, ее пребывание при дворе во многом способствовало восстановлению уже упоминавшихся нами античных традиций чистоты.

Этот процесс продолжила третья супруга Карла – Хильдегарда из Винцгау. Брак был заключен по большой любви, продлился одиннадцать лет, дал жизнь девятерым детям. Хильдегарда сопровождала супруга в военных походах, практически играла при нем роль министра с очень широкими полномочиями во всех сферах, кроме военной. Особым ее вниманием пользовались финансы, религия, развитие науки и образования и, что важнее всего для нас, медицина совместно с косметологией.

Хильдегарда всей душой разделяла стремление своего супруга к чистоте и здоровому образу жизни. Эта женщина любила своего господина и повелителя и хотела его удержать. Естественно, ей необходимо было сохранять внешнюю красоту, заботиться о себе. Немалую роль сыграли частые беременности Хильдегарды. Она была во многом вынуждена постоянно интересоваться медициной. Нося титул королевы, на самом деле первая леди Европы не имела так уж много слуг и во многом заботилась о своих отпрысках сама – таковы были нравы того времени.

Непонятная нам экзальтированная набожность людей раннего средневековья более всего основывалась, конечно, на том, что вера просто была основой их духовной жизни, но подпитывалась она и практическими соображениями: монахи были самыми лучшими медиками того времени, а заодно и преподавателями, и учеными. Именно монахи и священники имели доступ к книгам, и в первую очередь к античным. Многие древнегреческие и древнеримские косметологические сочинения дошли до нас только потому, что монахи прочли и одобрили их (ведь рецепты и методики обязательно испытывали на практике), а позже переписали (печатать книги научатся только через несколько столетий) и передали последующим поколениям.

 

Для развития индустрии красоты смесь набожности и заинтересованности короля и королевы франков в практических знаниях монахов имела первостепенное значение. Они оказывали покровительство при расширении старых и строительстве новых монастырей.

Места для постройки выбирали не случайно, нередко христианские монастыри возводились на месте античных городов или даже святилищ. Во времена античности люди активно использовали полезные свойства воды, особенно минеральной (вспомните знаменитые термы!).

С легкой руки ее величества Хильдегарды при каждом монастыре организовывались школа, лечебница и производство медикаментов, доступные для всех желающих! Монастырские лечебницы не только лечили больных, но и оказывали услуги по омоложению и общему оздоровлению, – одним словом, были настоящими курортами.

Но, конечно же, принимали пациентов-клиентов на эти «курорты» по социальному признаку: чем знатнее (а не богаче!) человек, тем больше ему уделяли внимания, тем более профессиональные специалисты оказывали услуги, более дорогие препараты применялись, тем удобнее предоставлялись апартаменты (порой люди отдыхали при монастырях по несколько месяцев, но чаще всего ограничивались двумя-четырьмя неделями).

Любопытен способ оплаты: четких тарифов не существовало, вообще считалось грехом брать деньги с «курортника». Платили столько, сколько могли. Но заплатить меньше, чем можешь, считалось серьезным нарушением приличий и серьезным грехом.

 

Иной раз пожилые или тяжелобольные люди навсегда селились при монастырях в статусе «гостя» обители. Нередко «гостем» становились проигравшие в политических или военных битвах – по настоятельному требованию победителей. Человек как бы уходил из мира, продолжая жить в комфорте и вместе с семьей. «Гости» делали большие вклады в монастырь, иной раз отдавали все свои владения. Взамен их окружали постоянной заботой, обеспечивая всем необходимым, включая медицинскую и косметологическую помощь. Своеобразная система «всё включено».

Даже смерть Хильдегарды способствовала подъему медицины и косметологии у франков: отныне монастыри и храмы возводились в помять о ней. Карл же после нескольких месяцев вдовства вступил в брак с Фастрадой, дочерью одного из своих графов. Ревнивая, склонная к жестокости новая королева, тем не менее, продолжила внедрять новые стандарты чистоты и ухода за собой, распространяя их на свежезавоеванные супругом территории.

В 59 лет Карл Великий снова женился – на немке Лютгарде, девушке младше нескольких своих детей. Юная красавица сама влюбилась в короля и активно добивалась его внимания. И в результате добилась. Но вскоре, 4 июня 800 года, она скончалась в Туре, основав очередной крупный монастырь.

 

Так вышло – 25 декабря того же года Карл был один, а это был самый важный день в его жизни, день, когда он получил титул императора Рима за помощь папе римскому и заодно назло Византии: дескать, мы тоже цивилизованные, вот и император у нас тоже есть! Став императором, Карл еще более активно принялся отмывать европейцев, строить спа-курорты (то есть, конечно, это были прежде всего монастырские лечебницы) и диктовать моду европейским мужчинам.

Конечно, прежде всего политические и военные победы сделали Карла самым могущественным человеком своего времени. Тем не менее не будем забывать, что при нем общество, несомненно, стало чище (в самом прямом смысле слова) и более ухоженно. Будущая французская индустрия красоты, пока еще сосредоточенная в монастырях, не просто возникла, но и сделала крупный шаг вперед. Всё вместе сложилось, и еще при жизни Карла заслуженно прозвали Великим. Он умер 28 января 814 года, а из его переделанной подписи возникло само слово «король» (Карл – Каролинги – Король)*.

* Каролинги – королевская и императорская династия во Франкском государстве, получившая название по имени Карла Великого.

Слово «король» происходит от имени Карл (Carolus).

 

 

 

Поделитесь статьей в социальных сетях:

Поделиться в twitter
Twitter
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в telegram
Telegram

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *