Хочется, чтобы в России косметология, являющаяся на сегодняшний день ремеслом, превратилась в настоящую профессию!

Возможно ли вести бизнес с супругом, быть успешной бизнес-леди и матерью четырех детей?! Для героини нашей сегодняшней рубрики всё это возможно. Ей удается сохранять баланс между работой и семейной жизнью и получать от этого удовольствие. Знакомьтесь: Наталия Зазерская, официальный дистрибьютор французской марки Guinot.

НАТАЛИЯ ЗАЗЕРСКАЯ: Я коренная петербурженка, несколько поколений моих предков жили в городе на Неве. Наша семья была, как говорится, образцово-показательной. Мама закончила торгово-экономический институт, папа был инженером-строителем. С нами жили дедушка и бабушка, которые и занимались моим воспитанием. Я росла в строгости, дисциплине и уважении друг к другу. Несмотря на действующий в то время коммунистический режим, мне дали также основы духовного воспитания. В детстве я посещала различные кружки, спортивные секции: занималась художественной гимнастикой, легкой атлетикой, греблей. Кроме того, я мечтала стать актрисой и ходила в театральные кружки в школе и позднее в институте.

 

По окончании школы поступила в Институт имени А.И. Герцена (сегодня Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена. – Прим. ред.) по специальности «логопедия». Однако еще в 10 классе я начала увлекаться косметологией, и со временем эта тема становилась для меня всё интереснее. Это было неудивительно, поскольку в советские годы профессия «косметолог» была престижной и высокооплачиваемой. Косметологи имели хорошие связи и контакты на всех уровнях, их услугами пользовались многие «уважаемые» люди. Мама моей подруги была косметологом, и я всегда с большим любопытством наблюдала за ее работой.

 

В то время купить хороший крем в магазине было практически невозможно, и косметологи, работавшие в основном на дому или в Институтах красоты (к слову сказать, их было по одному в Петербурге и Москве), были нарасхват. Они сами варили кремы из различных ингредиентов, которые еще надо было постараться достать: пчелиного воска, ланолина, масло какао и пр. Такие кремы были абсолютно натуральными, хорошо продавались, но назвать их по-настоящему эффективными было весьма затруднительно.

Во время обучения в институте я параллельно получила «домашнее» косметологическое образование у хорошего петербургского врача, работавшего в Институте красоты. Наша группа учеников состояла из нескольких человек, обучение длилось около полугода и было по тем временам достаточно дорогим. Его ценность была еще и в том, что всем ученикам за отдельную плату продавали рецепты приготовления популярных кремов, что позволяло впоследствии самостоятельно заниматься его производством и продажей. Одна баночка такого крема стоила немало, порядка 10 – 15 рублей. На этих «курсах» я получила базовые знания по косметологии. Кроме того, нам привили уважение к профессии косметолога и дисциплину. Так я получила первые представления о профессии косметолога: делала различные маски, массажи и продавала кремы собственного приготовления. Постепенно у меня появилась база клиентов, бизнес «пошел».

 

В 1989 году в стране произошли большие перемены. (Подписав в январе 1989 года Венскую декларацию СБСЕ, Советский Союз обязался привести все свои законы, правила и практику в соответствие с международными, а также уважать и гарантировать права человека и основные свободы. В соответствии со взятыми обязательствами через несколько месяцев, в мае того же года, был подготовлен Указ о выезде из СССР и въезде в СССР советских граждан. – Прим. ред.) Границы оказались открыты, и большинство моих друзей, а также знакомых стали уезжать из страны за рубеж. Наша семья тоже покинула СССР, и мы перебрались в Данию. Тогда эта страна просто поразила меня совершенно другим уровнем жизни.

 

Чтобы получить уже настоящее профессиональное образование в области косметологии, я поступила в Школу CIDESCO на специальность «косметолог». (Школа CIDESCO организована в 1946 году и является престижной организацией в мире в области эстетики и косметологии. Школы CIDESCO находятся в более чем 33 странах на пяти континентах. – Прим. ред.) Процесс обучения длился два года. Я до сих пор с удовольствием вспоминаю о том времени. Большое впечатление на меня произвела преподавательница по косметологии: ее манеры, умение держаться, способы подачи материала. Для меня она была эталоном вкуса и стиля, как в повседневной жизни, так и у преподавательской доски. Она была настоящим профессионалом своего дела. Помимо основного обучения в школе, я посещала дополнительные семинары по различным методикам, техникам массажа, выполнению процедур. Все темы в области косметологии мне были очень интересны.

 

Во время обучения в Школе CIDESCO мне помогал мой супруг, с которым мы познакомились в Дании. Дело в том, что все лекции читались на датском языке, у которого достаточно сложная грамматика и произношение. А мой муж (сам он родом из Литвы) имеет способность к языкам, в данный момент свободно владеет 8 языками, и изучение датского далось ему легко. Я же каждый урок сидела на первой парте c диктофоном, а потом вместе с мужем переводила все лекции дома. Поэтому можно сказать, что супруг обучался вместе со мной. Кроме того, написание моей дипломной работы также прошло при его участии. Я занималась изучением липосомы и обратилась за материалом в Лабораторию Guinot. Как ни странно, на мой запрос откликнулись и прислали много информации по данной теме на английском языке, необходимые фрагменты которой мы с мужем переводили на датский язык.

По окончании Школы CIDESCO я работала косметологом в разных салонах Дании, прошла путь от косметолога до управляющего салоном красоты. Затем стала ездить в различные российские медицинские центры, которые только начинали заниматься косметологией, и проводить обучающие семинары для косметологов по техникам массажа, общению с клиентами, использованию продуктов в соответствии с типом кожи. Желающих посетить такие семинары было много, люди жаждали информации. Мы собирали группы учеников и читали им теорию. Но теории оказалось мало, нужен был качественный продукт.

 

Марка Guinot уже тогда имела широкий ассортимент различных продуктов, и мы с супругом решили дистрибутировать ее в Россию. Чтобы наше намерение осуществилось, понадобилось много времени: одни только переговоры с французской стороной заняли около 5 лет. В Европе тогда настороженно относились к России: Советский Союз только распался, ситуация в стране в 90-е годы была нестабильной. Сейчас, оглядываясь назад, я сама до конца не понимаю, как у нас тогда всё получилось. В то время мы имели мало опыта, но очень хотели заниматься этим бизнесом, много и упорно работали и четко видели перед собой конечную цель, а также представляли, как и какими средствами мы будем ее достигать. Я думаю, президент компании Guinot Жан-Даниэль Мондэн именно поэтому и поверил в нас: мы не пришли с «мешками» денег (как это делали многие русские после нас), он увидел наше профессиональное отношение к делу и искреннее желание много и упорно работать.

 

Начинать бизнес в России, когда косметология только вышла из частного сектора, было совсем не просто. Сначала мы снимали небольшой офис в Петербурге, где проводили обучающие семинары для косметологов. Со временем слушателей становилось всё больше, наш бизнес постепенно развивался. У нас появились первые 2 салона, потом их стало уже 10, затем мы открыли офис в Москве. Сейчас мы являемся одними из крупнейших дистрибьюторов профессиональной косметики на российском рынке, нашему бизнесу уже 13 лет.

 

У меня нет специального бизнес-образования, но я прошла путь от ученика косметолога до учредителя компании-дистрибьютора и знаю салонный бизнес изнутри, «от и до». «Красивый» бизнес – очень серьезная, сложная и динамичная сфера. Рынок всё время меняется, и нужно постоянно быть в курсе последних тенденций, быть подкованным и теоретически, и практически. Но именно это мне и нравится больше всего в работе – новаторство, сам процесс работы и, в итоге, достижение цели. В нашем случае конечная цель – это довольный клиент с красивой и здоровой кожей.

 

Когда ты получаешь удовольствие от работы, успех приходит в любом случае. Если человек работает только ради денег, он никогда не добьется хороших результатов. Для успеха в бизнесе на первом месте всегда должно быть искреннее желание работать и любовь к своему делу. Когда работать интересно, материальные блага приходят сами собой. В нашей компании за 13 лет было много сотрудников, и я могу с уверенностью сказать, что те люди, которые действительно наслаждались процессом работы, впоследствии вырастали от секретарей и администраторов до менеджеров и руководителей. А те, кто ставил себе основной задачей заработать как можно больше прямо здесь и сейчас, со временем уходили, так и не добившись высоких результатов. Поэтому, как руководитель, я прежде всего ценю в сотруднике желание работать, наличие которого видно сразу. Человек постоянно должен стремиться узнать что-то новое, развиваться дальше. Я сама каждый день учусь чему-то у своих коллег, сотрудников, близких и друзей.

Моя работа занимает большую часть времени, я занимаюсь делами даже во время отпуска. Многие рабочие моменты мы обсуждаем с мужем и дома. Существует мнение, что работать вместе вредно для супругов, но у нас всё наоборот: мы как единое целое и нам очень комфортно вместе – и на работе, и дома. Наша жизнь – семья и бизнес – тоже как единое целое. Мы вместе растем. Конечно, как и в любой семье, иногда случаются ссоры, но мы о них быстро забываем. Я не знаю, рецепт ли это для всех супружеских пар или исключение из правил, но нам так комфортно.

 

Я на собственном опыте знаю, что совмещать бизнес – не помеха счастливой семейной жизни. У нас четверо детей: дочь, ей сейчас 23 года, и три сына – 8 лет, 2 года и 8 месяцев. Дочь живет в Дании, она там выросла, и там ей комфортнее, чем в России. Я пыталась привести ее в «красивый» бизнес, но она выбрала медицину и в настоящее время получает диплом стоматолога. Когда дочь была маленькой, мы жили то в России, то в Дании – по полгода, но с рождением второго ребенка переехали в Россию окончательно. Старшего сына мы брали с собой во все деловые поездки заграницу, пока он не начал ходить в школу. С младшими сыновьями таких «подвигов» не повторяем. Вообще, все наши дети разные по характеру. Со временем понимаешь, что человек приходит в этот мир уже со своей готовой программой и ты можешь только немного ее скорректировать. Мы с детства приучаем детей к труду и дисциплине, к осознанию добра и зла, к пониманию любви как высшей ценности.

 

Помимо деловых поездок, мы путешествуем всей семьей. Раз в год обязательно выезжаем кататься на горных лыжах. Стараемся посещать новые места. Тем не менее я очень люблю бывать во Франции и Италии. Среди увлечений хочется отметить чтение книг, мне нравится русская классическая литература, исторические романы, последние четыре года увлекаюсь духовной литературой. Духовная литература дает пищу для размышлений и очень подпитывает. Я часто посещаю театр, страсть к которому у меня осталась с детства. Среди любимых – конечно же, «Ленком», «Современник» и БДТ (Большой драматический театр им. Г.А. Товстоногова, находится в Санкт-Петербурге. – Прим. ред.). По возможности всегда стараюсь смотреть новые интересные постановки.

 

Если говорить о планах на будущее, моя мечта – создать хорошую школу по косметологии. В России, к сожалению, на мой взгляд, своих качественных школ нет. Хочется, чтобы у нас профессия косметолога вновь стала престижной, из ремесла превратилось в настоящую профессию поскольку она является уникальной, и наш клиент заслуживает, чтобы его кожей занимался профессионал высокого класса, а качество услуги соответствовало ее цене.

 

На данном этапе на российском рынке нет представления о том, что включает в себя профессия косметолога. Это нечто среднее между менеджментом и частной медицинской практикой. Во Франции минимальное и примитивное образование косметолога занимает 2 года. Косметолог — это не приятный собеседник, а специалист, дающий четкие рекомендации и назначения по улучшению состояния кожи, и по сути его действия должны приравниваться к действиям врача.

 

Сейчас в России салонный бизнес находится как бы в «подростковом» возрасте. Наступил переломный момент, когда к этому бизнесу уже нельзя относиться как к игрушке, его необходимо воспринимать всерьез. Сейчас клиент стал более требовательным, он хочет получать достойное качество за свои деньги. К сожалению, сейчас многие косметологи во время процедуры говорят о чем угодно, только не о состоянии кожи клиента. А к каждому клиенту должен быть профессиональный индивидуальный подход, чтобы в результате он остался доволен, а его кожа стала красивой и здоровой.

 

 

Поделитесь статьей в социальных сетях:

Поделиться в twitter
Twitter
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в telegram
Telegram

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *