Баловень судьбы

Герой нашей рубрики попал в «красивый» бизнес случайно, но это не помешало ему сделать головокружительную карьеру от обычного менеджера до поста генерального директора. Он живет по четким моральным принципам, а в бизнесе всегда стремится к честной игре и взаимовыгодным отношениям. Знакомьтесь, генеральный директор ЗАО «КОЛОМЕР РУС» Максим Норин.

Максим Норин: Я родился в семье военного, поэтому детство прошло в постоянных разъездах. Мы жили на Кольском полуострове, потом 5 лет в Германии. Именно там я пошел в школу. Когда мне исполнилось 10 лет, наша семья опять переехала. Последним местом службы отца была Владимирская область, город Петушки. Здесь я и закончил среднюю школу, здесь прошли мое сознательное детство и юношеские годы.

Безусловно, на жизнь каждого человека главный отпечаток накладывает семья. Что нас воспитывает? Семья и среда, в которой мы растем. Но мне кажется, какое бы негативное воздействие ни оказывала внешняя среда, семья играет более весомую роль. Я считаю, что мне очень повезло с родителями, они смогли нам с братом дать всё самое необходимое.

Отец был уважаемым человеком, занимался технической работой в отделении КГБ, впоследствии переименованном в ФАПСИ. Мама по образованию была химиком, но, как супруга военного, из-за постоянных переездов она где только не трудилась: ее трудовая книжка пестрит разнообразными специальностями, которыми ей пришлось овладеть.

Вполне естественно, что по окончании школы я планировал пойти по стопам отца. На семейном совете было принято решение поступать в Высшую школу КГБ на технический факультет, единственный в своем роде. Соответственно на этот факультет был очень жесткий отбор. Так получилось, что я не сдал технический экзамен, хотя у меня никогда не было проблем с математикой, а на вступительном экзамене были решены все предложенные задачи. Неудачным оказалось устное собеседование. Не буду говорить, что меня «завалили». Не прошел и всё. Я ужасно расстроился, но, несмотря на это, нацелился грызть гранит науки дальше.

BANNER3

Чтобы не терять зря время, я поступил во Владимирский педагогический институт на физико-математический факультет. Через год, в связи с призывом в армию, учебу пришлось оставить. Началась служба в комендантском полку в Москве, в роте почетного караула. Отслужив, я решил не возвращаться в пединститут – понял, что педагогика меня не очень прельщает, и остался в столице, став студентом Московского института управления.

Моя специальность значилась как «менеджмент на транспорте». Честно говоря, сейчас я даже не смогу вспомнить, почему выбор остановился именно на ней. Видимо, меня завораживали техника и любовь к скорости.

Учеба мне всегда давалась легко, оставалось время для спорта, пусть и не на профессиональном уровне. В то время был очень популярен хоккей, в каждом дворе обязательно стояла хоккейная коробка. Я с удовольствием проводил время на льду! На наших дворовых площадках устраивались настоящие турниры – это были соревнования с подсчетом очков и в полной амуниции. Было очень интересно. Меня никогда не интересовали одиночные виды спорта, для меня всегда в приоритете были командные игры. И до сих пор для меня это более близко, интересно. Командная игра – это творчество, поиск комбинаций, стратегий и тактик. Думаю, увлечение командным спортом отразилось и на бизнесе: мы всей командой находим решения задач и расставляем приоритеты.

Когда наше поколение поступало в вузы, мы все надеялись на распределение и уже примерно могли представить свою карьеру. Я точно знал, что буду получать сначала 110 рублей, потом 120. По тем временам, в 1990 году, такая заработная плата позволила бы мне не думать о том, чем наполнить холодильник. Но так получилось, что обстановка в стране в корне переменилась. Мой отец всегда хорошо зарабатывал, но в начале 90-х годов его зарплата, а потом и пенсия стали просто мизерными. Ну а нам, студентам, в то время, чтобы выжить, нужно было не просто подрабатывать, а по-настоящему работать.

После защиты диплома я уже был женат, и у меня родилась дочь. Зарплата, которую мне предлагали в организации согласно распределению, была в три раза ниже той, что я получал, когда еще студентом работал в маленькой фирме. По объявлению я нашел вакансию менеджера по продажам в крупной по тем временам косметической компании, работа в которой стала для меня хорошей школой. Там я познакомился со своим нынешним партнером по бизнесу Сергеем Клименко. Было это в начале 1995 года, так что в этом году мы отмечаем уже 15-летие нашей дружбы и партнерских отношений.

Через некоторое время президент компании, в которой мы работали, решил построить в Москве нечто похожее на заграничное Metro Group. Так в России появилось подобие Cash & Carry. Два подразделения этой компании достигли наибольших успехов, одно возглавлял я, а другое – Сергей Клименко. Когда проект был полностью реализован и мы вложили в него всё, что могли, мы решили уйти.

За плечами имелся колоссальный опыт предпринимательства, поэтому у нас возникла мысль: если мы смогли построить бизнес за чужие деньги для кого-то, то можно попробовать построить и для себя. Но ввиду отсутствия денежных средств передо мной и моим партнером стояла задача найти такой бизнес, который не потребовал бы от нас больших вложений. Мы решили заняться продвижением какого-либо одного конкретного бренда. Ни о какой системе кредитования, которая широко применяется сейчас, тогда не было и речи. Оставалось использовать свои хорошие отношения с поставщиками, и выбор пал на Schwarzkopf Professional. Мы сумели договориться с компанией, и нам была предоставлена большая скидка на их продукцию. В свою очередь мы гарантировали максимально выгодно представить товар на рынке и обеспечить лучшую выкладку и качественный мерчандайзинг.

Мы взяли товар в кредит, арендовали офис – это была комнатка в кирпичном доме на автопредприятии. Именно так всё и начиналось. Мы начали работу в январе 1998 года, а 17 августа грянул кризис. Но мы смогли продумать схему, по которой расплатились с кредитом, и уже через полгода сумели набрать прежние обороты, а через год наши обороты стали значительно больше по сравнению с другими дистрибьюторами марки.

BANNER3

Через какое-то время наши интересы со Schwarzkopf Professional разошлись, и мы с Сергеем решили, что нужно искать другую марку. Так с 2002 года началась работа с Revlon Professional. Это был уже наш бизнес, который развивался настолько успешно, что в 2007 году, по предложению партнеров из Испании, мы стали официальным испанским отделением Revlon Professional.

Вот так я и попал в «красивый» бизнес – случайно. (Улыбается.)

Сейчас я четко разделяю свою жизнь на бизнес и свободное время. Раньше я мог работать по 14 – 16 часов в день, но постоянно так работать нельзя. Считаю, что те люди, которые так поступают, глубоко несчастны. Возможно, они достигают каких-то высот в бизнесе, но при этом обкрадывают самих себя и своих близких. Делу – время, а потехе – час. Главное, что работа и отдых должны быть разграничены.

В моей жизни по-прежнему осталось место для спорта, правда не такого активного, как детстве. В хоккей я уже не играю, зато сейчас к увлечениям добавился бильярд, который меня давно интересовал.

У меня есть загородный дом, в котором мы с женой, двухгодовалым сыном и пятилетней дочерью проводим каждые выходные. Я очень люблю охоту, ею всегда занимался мой отец, такой вид отдыха поддерживает моя супруга, его любят друзья. Ведь в охоте добыча – это не цель, добыча может быть редкой, она дается как бонус. Мы охотимся не ради пропитания и не ради трофеев – это было бы тщеславием. Нам просто интересно на природе осуществлять некий процесс.

Кроме того, увлечение охотой дает массу возможностей путешествовать по России. Например, очень люблю Карелию. Когда-то я любил отдыхать в Турции – это такой ленивый, комфортный отдых. Когда график работы напряженный, по-моему, нужно отдыхать именно так. По работе мы часто выезжаем в Испанию, где я люблю изучать памятники архитектуры. Мне очень нравятся работы Гауди в Барселоне. Он действительно творец – неординарный, нарушивший все законы, создавший ни на что не похожие шедевры.

Не могу сказать, что я объездил много стран, потому что свободного времени не так уж и много. Тем не менее всегда интересно узнавать что-то новое, любопытно наблюдать, как живут люди в других странах, и примерять себя к другому обществу.

Самая главная моральная поддержка – это семья, моя жена. Бывают такие моменты, когда на работе опускаются руки, и здесь на помощь приходит бизнес-партнер Сергей и, конечно, наша команда, ведь некоторые люди работают с нами по 15 лет.

В моей жизни была главная вершина, которую я достиг: у меня появился наследник – сын. И это не мужской шовинизм. Так получилось, что в нашей семье ветвь Нориных заканчивалась на нас с братом, несмотря на то, что в семье отца было четверо детей. К сожалению, папа и тесть не дожили до того времени, чтобы увидеть внука, которого они очень хотели и ждали. Они ушли… но, может быть, поэтому и появился мой сын.

В 20 – 25 лет, когда мы начинаем свою карьеру, у нас могут быть скорее не вершины, а многовариантные цели. В 25 лет можно выбирать: быть мне военачальником, бизнесменом, ученым или деятелем искусства. Со временем эти цели конкретизируются и их становится меньше. А вообще вершины есть в любом возрасте. И даже когда я уйду на пенсию, у меня будет какая-то вершина, которую нужно будет непременно достигнуть.

Я не могу сказать, что сейчас у меня нет никаких вершин для достижения. Главное сейчас – развивать компанию дальше.

Мне везло всю жизнь. Я счастлив, что родился в такой семье, в такой стране. У меня были хорошие учителя и даже начальники в армии. У меня надежный партнер по бизнесу. Конечно, были моменты, когда фортуна от меня отворачивалась, но в целом, думаю, в чем-то я баловень судьбы.

Безусловно, я чувствую себя счастливым человеком. Для меня счастье – значит жить в комфорте и в мире с самим собой. Когда знаешь, что способен работать и можешь преодолеть любые трудности, – ты счастливый человек.

Главное, что я хотел бы пожелать своим детям, – чтобы они не потерялись в этой жизни и нашли себя. У всех должны быть принципы, которые никогда, ни при каких обстоятельствах, не нарушатся. Хотелось бы, чтобы мои дети были такими. С другой стороны, я хочу, чтобы они не были излишне принципиальными, чтобы они жили в гармонии с собой. Хочу, чтобы мои дети любили других людей и делали для них добро. Многие говорят, что альтруизм – это высшая форма эгоизма. Наверное, это правильно. Чем больше хорошего ты сделаешь окружающим, тем больше добра вернется тебе.

Есть и еще один момент. Многие считают, что в бизнесе одни выигрывают, другие проигрывают. Я звезд с неба не хватаю, я занимаюсь правильным бизнесом: когда все стороны получают свою выгоду, пусть кто-то больше, кто-то меньше, но никто не оказывается в проигрыше. Моральная составляющая бизнеса очень важна. Мне доставляет удовольствие зарабатывать деньги и получать выгоду, зная, что это полезно не только для меня. Честным быть выгодно. Хотелось бы, чтобы такой принцип унаследовали и мои дети.

Поделитесь статьей в социальных сетях:

Поделиться в twitter
Twitter
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в telegram
Telegram

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *