Продолжите бесплатное чтение этой и других статей после простой регистрации на сайте

Я уже зарегистрирован:


Я не помню пароль

Я ещё не зарегистрирован:

Майя – красота, требующая максимальных жертв

Скачать статью в PDF
Распечатать

Майя – красота, требующая максимальных жертвЕсли бы эстетический идеал цивилизаций коренных американцев, находившихся на территории Мексики, Центральной и Южной Америки, – майя, инков, ацтеков по какой-то волшебной причине вошел в моду в наши дни, индустрия красоты пережила бы коренное реформирование. Пластические хирурги, парикмахеры и мастера тату процветали бы безмерно. А вот остальным отраслям пришлось бы сложно. Зато производители одежды были бы вынуждены срочно налаживать выпуск тканей и аксессуаров, украшенных перьями…

Цивилизации Америки принято относить к «древним», хотя уничтожены они были в XVI веке вторжением европейцев, обладавших уже огнестрельным оружием и кораблями, способными совершать регулярные рейсы через Атлантику. Причина проста: культура майя и ацтеков (инки немного дальше продвинулись в обработке металлов) базировалась на каменных орудиях. Производства металла они не знали, а обработка привозных золота и меди находилась в зачаточном состоянии. Доступные им мягкие металлы шли на изготовление украшений и такой важной вещи, как дверные колокольчики. Последние подвешивали у входа на веревочке, чтобы, несмотря на полное отсутствие двери, максимально быстро узнать о приходе гостя.

Каменные орудия народов Мезоамерики были совершенны. С их помощью построены величественные храмовые комплексы, поражающие наших современников своими размерами (при их строительстве использовался примитивный прототип бетона, изготовлявшийся из извести) и гармоничностью линий, возведены настоящие города с общественными банями и бассейнами для хранения воды. Майя, ацтеки и инки имели точнейший календарь, великолепно развитые астрономию и математику, майя и ацтеки – иероглифическую письменность. Их фрески и скульптуры, керамика и ювелирные изделия сделают честь любому мастеру из любой точки мира.

Самой цивилизованной из всех американских цивилизаций принято считать майя. Наверное, именно поэтому ее представители наиболее хорошо изучены.

Wella Professionals

Любая косметика, как, впрочем, и эстетика в целом, во многом определена климатом. Жители Древнего Египта защищались ею от носимого ветрами мелкого песка, обитатели Скандинавии – от вредного воздействия холода. Современные производители порой учитывают не только климат, но и особенности типа кожи обитателей тех стран, для которых изготавливают продукцию. Климат, в котором жили майя, позволял им особенно о коже не заботиться: защищать ее от песка или мороза необходимости не было, влажность была высокая (значит, не стояла проблема увлажнения), солнце достаточно умеренное, просто курорт!

Именно по этой причине майя не создали собственной косметологии. Им просто была не важна ухаживающая косметика, а декоративная отличалась своеобразием. Можно сказать, косметологию и косметику они заменили примитивной пластической хирургией, если это слово применимо к изменению внешности человека навсегда при помощи специальных приспособлений, но бескровно. Ни один другой народ, ни древний, ни современный, такого в моду не вводил!

Фрески, барельефы и статуэтки майя очень реалистичны, художники явно совершенно не старились льстить своим моделям. Благодаря чему мы можем достаточно достоверно представить себе внешность индейцев. Сразу оговоримся: мы делаем упор на эстетический идеал высшего слоя майя, согласно которому нарядно одетый человек практически не мог выполнять никакую работу. Так знатные майя и не работали! Тем не менее простой народ следовал точно такому же идеалу красоты, насколько у кого хватало сил и средств, в отличие от многих других стран, где у знати была своя мода, а у народа – своя.

У майя существовало четкое разделение между полами: мужчины выглядели намного более ярко, чем женщины. Хотя последние не были совершенно исключены из общественной жизни и даже активно трудились в ткачестве и гончарном деле, положение их в обществе было подчиненным. А значит, тон в моде задавали не они.

Майя не славились высоким ростом: мужчины достигали всего-то 150 см, а женщины – и того меньше, 135–140 см. Фигуры встречались разные, от стройных атлетов до сутулых обладателей солидного брюшка. У многих народов даже в средние века пухлый человек считался привлекательным: полнота была свидетельством его хорошего питания, то есть богатства.

А вот майя недостатка в продовольствии не испытывали. И «рубенсовские формы» совершенно не ценили. Диета майя была исключительно здоровой и сбалансированной. Основа – лепешки или каша из кукурузы, дополненные целым набором блюд из овощей (тыквы, бобовых, сладкого картофеля, нескольких видов съедобных листьев), разнообразного мяса (для еды разводили особую бесшерстную, склонную к ожирению породу собак), рыбы (ее одурманивали наркотиками и просто собирали руками), улиток, личинок насекомых, фруктов (авокадо, папайи, гуавы, дыни). Еду сдабривали множеством пряностей: острый перец выращивали специально, ваниль и кориандр собирали в лесу. Многие индейские хозяйства специализировались на какао. Из его бобов и маисовой муки изготавливали безумно полезный (лучше многих наших БАДов), но очень калорийный напиток. К услугам майя был великолепный мед от пчел без жала. Из него изготавливали хмельной напиток. Так что питались наши герои отменно! И без вреда для фигуры.

Цвет кожи майя был смуглым, скорее коричневатым или с медным отливом, глаза – темно-карие или черные. Многие уверены, что майя были безусы и безбороды, однако, пусть и редко, изображения с усами и бородой всё же попадаются. Возможно, ту немногую растительность на лице, что встречалась у майя, они с первого ее появления безжалостно истребляли. Скорее всего, прижигали.

Но самое удивительное – черепа майя длинные, отклоненные назад. Лицо на таком черепе было узким, с широкими выдающимися скулами, выступающим округлым подбородком и маленьким ртом. Лоб стремился к образованию прямого угла с носом. На самом деле индейцы – брахицефалы, то есть ширина их головы превышает ее длину. Форма черепов майя искусственная. На пятом дне жизни ребенка его череп сдавливали особым приспособлением из двух дощечек, которые постепенно придавали ему «модную» форму.

Вся жизнь майя зависела от основного продукта питания – кукурузы. Поэтому ряд ученых считают: свою форму черепа индейцы «стилизовали» под початок маиса. При этом подобное изменение черепа имело практическое значение: к такому лбу легче было крепить лямки от тюков, которые потомки «цивилизованных» майя (в наши дни их насчитывается около 2 миллионов человек!) до сих пор переносят, прикрепляя к голове. Забегая вперед, отметим: знатные майя надевали чрезвычайно сложные головные уборы, которые с обычного черепа могли просто и легко… соскользнуть в самый неподходящий момент, превратив своего владельца во всеобщее посмешище.

Главным признаком красоты лица считались прямые орлиные носы, порой кажущиеся нам совершенно гротескными, и не случайно. Представители знати их тоже нередко «доделывали» до идеальной формы… глиной. Более решительные свои носы исправляли радикально, изменяя их форму ношением сдавливающих каркасов.

Признаком аристократической внешности почитали легкое косоглазие. Его также добивались искусственно, прикрепляя к пряди волос на лбу ребенка маленькое украшение или (в более скромном варианте) восковой или каучуковый шарик. Еще во младенчестве майя прокалывали своим детям обоего пола мочки ушей, губы и крылья носа, в них вставляли маленькие украшения. С ростом ребенка они увеличивались и становились всё более яркими. С наступлением половой зрелости, вступлением в брак, достижением более высокого статуса украшения становились всё более массивными, настолько, что нередко изменяли форму своих «держателей»: у многих майя мочки ушей вытягивались вниз в два-три раза, видоизменялись под тяжестью ювелирных изделий и губы.

Совершенно по-варварски, с нашей точки зрения, майя относились к своим зубам: подтачивали до острой формы, сверлили в них дыры, в которые вставляли драгоценные камни. На зубы часто надевали пластины из нефрита, обсидиана или железного колчедана. Зубы это разрушало, но красота же требует жертв! Кроме того, у майя господствовала мягкая пища. Средняя продолжительность жизни была невысока, зубами пользовались, следовательно, не так уж и долго.

Страсть к модернизации не миновала ни одной важной части тела, даже основному мужскому органу майя придавали более элегантную форму при помощи ношения в течение длительного времени особого «приборчика».

Волосы у майя иссиня-черные, толстые и жесткие, брови густые, а ресницы короткие. И женщины, и мужчины стремились отрастить длинные волосы и тщательно их укладывали. Популярно было заплести волосы в две или четыре косы, из которых сооружали прически. Проще всего было спустить косы вдоль спины или свернуть их на затылке кольцами. У мужчин из этих колец часто выбивался небольшой игривый хвостик, у замужних дам прически заканчивались «рожками», девушки позволяли себе носить распущенные волосы. Одно время в моде были челки, в другое – переднюю часть головы выбривали (мужчины прижигали), чтобы зрительно увеличить лоб. Чем знатнее был человек, тем более усложнялась его прическа, тем больше появлялось в ней украшений.

На определенной ступени социальной лестницы правила предписывали надевать головные уборы. У правителей и верховных жрецов последние буквально доходили до гротеска, наиболее парадные мешали двигаться, ибо превосходили рост своего владельца и могли иметь даже крепившиеся к поясу подпорки, чтобы быть покрепче. Головные уборы изготавливались из перьев и ювелирных изделий, прикреплявшихся к деревянному каркасу. Популярной частью декора головного сооружения служили также ленты, имитировавшие стебли кукурузы, и вырезанные из дерева маски ягуаров, рыб, рептилий, фантастических персонажей религии и мифологии по принципу «чем страшнее, тем моднее». В обычной жизни знать предпочитала более легко носимые тюрбаны из ткани.

Скорее всего, майя имели аж три вида профессионалов индустрии красоты: парикмахеров, специалистов по татуажу и… раскрасчиков тела! На самом деле это были жрецы, прислуга знатных людей, а также полупрофессиональные мастера, помогавшие народу попроще в нанесении татуировок, ибо ухаживающую и декоративную косметику майя заменили узорами – татуировками и смывающейся раскраской, все узоры и цвета которых были строго регламентированы социальным положением, профессией человека, его возрастом и полом. Ни о какой естественности речи не шло. Высшая степень «украшенности» индейца превращала его из человека в человекоподобное фантастическое создание, вид которого нас с вами вполне способен основательно напугать, ну или как минимум… немного шокировать.

Обычно татуировки состояли из геометрических орнаментов, их начинали наносить с наступлением половой зрелости и вступлением в брак. Женщины украшали таким образом лица и верхнюю часть тела (кроме груди), мужчины – максимально большую поверхность кожи. Верховные властители и прославленные воины покрывались тату почти полностью. Татуировки были безумно мучительны, поскольку предварительно узоры выстраивались на коже мелкими надрезами. Из-за занесения в них инфекции можно было легко умереть. Однако индейцы неплохо владели методами дезинфекции ран при помощи растений. А вот обезболивания как-то не разработали. К слову, современные женщины-майя тоже носят на своих лицах геометрические татуировки. Только теперь чем больше тату, тем более женщина «дикая» и далекая от «цивилизованного» стандарта, господствующего в окружающем ее обществе, а не знатнее, как раньше.

Раскраска наносилась по особым случаям: праздник, посещение храма, война. Растительные и минеральные красители смешивались с ароматической смолой, поэтому держались несколько дней (праздновали майя подолгу) и одновременно играли роль своеобразных духов.

Черным цветом, в тон обсидиана, из которого изготавливали наконечники оружия, красили свои тела неженатые юноши. Воины добавляли к этому тону красный (цвет крови). Рабы (многие из них были захвачены на войне) раскрашивали свои тела черными и белыми полосами. Женщины украшали лица (всё равно остальное тело скрывалось под одеждой) красным из-за некой связи с кровотечением (во время родов и прочих «ситуаций»). Небесный голубой являлся привилегией жрецов и жертв. Человеческие жертвоприношения были очень и очень частым делом в религии майя. В глубокой древности они были приняты у многих народов, но с развитием культуры сходили на нет, забывались. Исключительно в цивилизациях индейцев они активно практиковались до самого прихода европейцев, ужасая не только католических священников, но и бывалых солдат своей изощренной жестокостью. Только индейцы не боялись жестокости настолько, что изображали и сцены человеческих жертвоприношений, и сцены пыток на стенах своих храмов и дворцов. Впрочем, судя по обычаю татуировки, себя майя тоже не щадили. А по особым случаям еще и «украшали» свои тела сознательными увечьями в виде глубоких ран.

Жаркий климат и вынудил (пот), и помог (не простудишься) майя отличаться редчайшей для людей «древности» чистоплотностью. Мылись они намного чаще, чем завоевавшие их представители европейской цивилизации. Каждый день индейцы принимали горячую ванну в деревянном чане. Согреть в мисках воду для омовения было ежедневной обязательной работой даже простых крестьянок. Мылись перед поздним обедом, основным приемом пищи. В больших поселениях имелись общественные парные бани, в которых мужчины приятно проводили время вместе с друзьями. Женщины же ухаживали там за собой. Очень просто: распаренную кожу «баловали» полускрабами-полумасками из глины, натирали листьями пахучих растений (и уход, и духи).

В отличие от других народов, косметология которых родилась из медицины, индейцы четко отделяли индустрию красоты от лечения. Они отлично знали травы и грибы. Табак считали панацеей от всех болезней. Но при этом самыми действенными препаратами почитали молитвы, помет тапира и дятла, активно использовали уринотерапию (не гнушались величайшим открытием своих ученых-медиков: помочиться в сандалию и выпить содержимое).

Знание трав пригодилось женщинам, они обильно умащивали грудь, руки и плечи благовонными соками и смолами. Именно индейцы изобрели из смолы дерева чикле популярную у нас жвачку, исключительно из-за практической пользы: так они чистили зубы (зубные украшения буквально собирали на себя всю грязь) и освежали дыхание.

Майя выращивали хлопок (ученые предполагают: одежда из него являлась привилегией знати), выделывали ткани из волокон некоторых видов агавы и сизаля. Простые женщины ткали дома, но самые красивые и дорогие ткани изготавливали на продажу ремесленники, от раскраски их изделий у современного человека зарябило бы в глазах. Нити окрашивались при помощи квасцов, мочевины, активно использовались растительные красители. Красный цвет давали древесина цезальпинии и кошенилевая тля, зеленый – авокадо, особо модный темно-фиолетовый – похожие на нашу ежевику местные ягоды. Как и европейцы, майя буквально млели от пурпура. Благо сырье для него, моллюски Purpura patula, водятся не только в Средиземноморье, но и в Атлантике. Применялись минеральные красители: графит снабжал майя черным, окислы железа – красным и желтым цветами. Иной раз многоцветный узор наносили на уже готовые ткани глиняными штампами, часто их украшали вышивкой, нашивали на готовые изделия бусины и диски из драгоценных камней или раковин.

Основной одеждой мужчин служили набедренные повязки: ткань закрепляли вокруг пояса и пропускали между ног. Господа с положением в обществе дополняли их запашными юбками или подобием платьев с огромными вырезами длиной до лодыжек. Дамы носили нечто вроде нижнего белья: подобие комбинации или юбки из легкой ткани, поверх надевали длинный, украшенный рисунками кусок ткани с прорезанными для рук и головы отверстиями или платье, начинавшееся под грудью и оставлявшее плечи открытыми. Женский наряд нередко дополняли контрастные по цвету палантины.

И мужчины, и женщины пользовались известным под названием «манта» квадратным куском максимально толстой ткани, который служил верхней одеждой в плохую погоду, а ночью – одеялом, а еще им занавешивали вход в дом, создавая своеобразную дверь (обычно таковых у майя не имелось). Воины и правители во время церемоний и войн накидывали себе на плечи или закрепляли на талии шкуры ягуаров. Доспехи изготавливали из твердой кожи тапиров. Имелась и спортивная форма – тяжелые защитные набедренные повязки из кожи и дерева для игры в мяч.

Удивительная особенность нарядов индейцев – декорирование их перьями. Не только головные уборы, украшения (ножные и ручные браслеты), веера и щиты расцвечивались ими: индейцы изобрели особую технику вплетения перьев в узор ткани и создавали таким образом совершенно уникальные изделия. У майя существовала самая настоящая индустрия производства перьев и их обработки. В дело шло оперение индеек (их выращивали специально!), туканов, попугаев, фазанов, краксов. За неразрешенное убийство производителя самых дорогих перьев, птицы кетсаль, полагалась смертная казнь.

Перьевое ткачество находилось полностью в ведении женщин, скорее всего из знатных семей, ибо и само сырье, и выполненные из него изделия стоили очень дорого. Кроме того, мастерицам необходимо было иметь хорошее образование в области мифологии и религии, ведь их работы несли в себе сакральный смысл.

Помимо пестрых нарядов, майя обожали крупные и яркие украшения, кажущиеся нам вульгарными и просто безумно неудобными в носке. Даже самые простые люди обоих полов не снимали массивных ожерелий, серег (ушных, носовых, губных) из раковин, дерева, кости, камня. Знать сгибалась под тяжестью украшений из металла (меди и золота), драгоценных и полудрагоценных камней, которыми так богаты горы Америки. В левую ноздрю предпочитали вставлять топазы. Всё остальное по возможности изготавливали из нефрита, ценившегося дороже золота. Нефрит считался символом жизни, дождя и божественных сил. Несмотря на отсутствие металлических орудий, майя достигли совершенства в обработке этого камня: его гранили инструментами из обсидиана, подсыпая на «участок работы» кварцевый песок, бесчисленное число раз проводили по камню скрученными растительными волокнами, создавая сложные узоры. В результате из нефрита рождались не просто украшения, а сложные фигуры и барельефы с четко проработанными деталями. Любили майя также бирюзу, железный колчедан, горный хрусталь, змеевик, кварц. Из пластин пирита делали небольшие зеркала.

И вот эта очень высокая культура однажды начала приходить в упадок. Майя, как пишет о них Майкл Ко, профессор антропологии из Йельского университета, стали жить в таких же диких условиях, ну просто как современные археологи во время полевых исследований… Может быть, майя снова могли бы «подняться», но европейское колонизационное движение XVI столетия лишило их этой возможности. Современные майя – простой народ, выполняющий самую тяжелую работу, живущий скромно, находящийся в большинстве своем в самом низу социальной лестницы.

Вам может показаться, что они ничего не дали современной мировой индустрии красоты. Но посмотрите, в состав скольких препаратов входят «одомашненные» ими какао-бобы и тропические фрукты, с которыми именно индейцы познакомили своих завоевателей. И помяните добрым словом мачо в татуировках, раскраске и головном уборе из перьев выше собственного роста.

Поделитесь статьёй в социальных сетях:
Скачать статью в PDF
Распечатать