Анна Австрийская: борьба за счастье быть гламурной…

С чего начинает обычный россиянин изучение истории Франции? С романа Дюма «Три мушкетера» или, скорее, с фильма, в котором мужественный д’Артаньян в исполнении Боярского спасает Анну Австрийскую от козней злобного кардинала Ришелье… На деле имело место банальное столкновение между скупостью, равнодушием, безразличием к женскому полу и внешнему виду (даже собственному!) со стороны супруга и чувственностью, любовью к роскоши и желанием быть любимой со стороны супруги…

 

Людовик Тринадцатый (27 сентября 1601 года – 14 мая 1643 года) происходил из той части Франции, которая совершенно не хотела видеть свою страну мировым центром моды, то есть из протестантской среды. Среды тех, кто боролся с роскошью, яркими платьями, музыкой и танцами, театрами и балами и, с особенным усердием, с косметикой всякого рода (даже не декоративной!), с кремом для лица и рук, с шампунями и духами. Даже просто с обычаем принимать ванну. Ибо протестанты считали всё это «земным» и отвлекающим человека от духовности и служения Богу.
У католиков, напротив, даже священники старались хорошо выглядеть, ведь красоту тела они считали драгоценным даром Создателя, показателем его милости к людям и мудрости…
Людовик был сыном Генриха Четвертого, по рождению и воспитанию ревностного протестанта, принявшего католичество, только чтобы иметь право занять трон Франции после вымирания династии Валуа, благодаря усилиям которой французский двор превратился в законодателя эстетического идеала для всей Европы. Что важно для нас: стал центром профессиональной косметологии, диктовал направление развития искусства макияжа и парикмахерского дела. Назовем хотя бы самых великих творцов модных тенденций эпохи Валуа: Мария Стюарт, Екатерина Медичи, Маргарита Наваррская (королева Марго), Диана де Пуатье, Генрихи – Второй и Третий, Карл Девятый.
Напомним, красились тогда знатные люди обоего пола, мужчины – даже больше дам. Кстати, именно они (а не женщины) активно использовали далекие от естественных «фантазийные» оттенки декоративной косметики: фиолетовый, лиловый, зеленый. Разумеется, подобные цвета не применялись широко – исключительно модными «продвинутыми» шевалье, особенно из свиты последних королей династии Валуа. Нередко этих молодых людей обвиняли в нетрадиционной ориентации, хотя есть точные свидетельства современников, что раскрашенные во все цвета радуги дворяне активно атаковали дам.
Генрих Четвертый постарался максимально аккуратно ввести жизнь французской аристократии в более скромные рамки, однако был убит. Хотя после его смерти маленький Людовик стал королем, детство его было тяжелым: мать совершенно бросила его величество, занимаясь управлением государством и фаворитами; мальчик жил в самой настоящей бедности. Единственной, кто ласкал его и хоть как-то развлекал и образовывал, была знаменитая королева Марго, уже старая и тоже далеко не богатая бывшая супруга его отца.
Свое время Людовик посвящал самому популярному тогда среди знати виду спорта – охоте. Дни, проведенные в постоянной скачке (лошадей принято было менять), помогали поддерживать тело в прекрасной форме, содействовали похудению и развивали мускулатуру дворян. Каждая охота превращалась в настоящее состязание, а слава самого умелого охотника была не меньше, чем у призера Олимпиады.
Людовик Тринадцатый в число «призеров» не входил, зато занятия охотой, игрой в мяч и фехтованием помогли ему получить красивую мужественную фигуру, на которой выгодно смотрелись не пышные придворные наряды, а простые облегающие камзол и штаны из кожи или замши натуральных оттенков. Волосы король носил не длинные и даже их не завивал (страшное пренебрежение требованиями моды!), кремами и декоративной косметикой пользовался мало, предпочитал исключительно «естественный» макияж, без экспериментов с нестандартными цветами.
Королева Марго привила ему любовь к танцам (еще одному виду дворянского фитнеса – не так уж легко прыгать, порой еще и подкидывая свою даму почти на метр от пола) и музыке. Правда, король предпочитал не столько танцевать (Людовик стеснялся широкой публики), сколько ставить балеты, придумывать сюжет, сочинять музыку и движения танцоров, рисовать костюмы… Он является автором «Марлезонского балета». То, что мы с легкой руки Дюма считаем балом, было именно балетом, театральной постановкой о прелестях охоты, режиссером, сценаристом, композитором и продюсером которой был король. Сам он исполнил в своем детище лишь две маленькие партии.
Став полноправным королем (после убийства фаворита матери и отправки ее самой в ссылку в 1617 году), Людовик одним из первых королевских указов запретил придворным «лишние» украшения одежды, облегающие до неприличия платья, глубокие вырезы у дам и слишком креативный макияж на лицах кавалеров. Чем очень огорчил всю Францию. И больше всех свою супругу – Анну Габсбургскую (Австрийскую) (22 сентября 1601 года – 20 января 1666 года), дочь короля Испании (его семья еще «подрабатывала» управлением Австрией и Нидерландами). Королевой Франции Анна стала в 1615 году, из-за открытия Америки Христофором Колумбом, ибо наличие колоний сделало испанскую казну самой полной в Европе. Разоренная религиозными конфликтами Франция банально хотела поправить свой бюджет за счет женитьбы монарха.
К сожалению, Анна совершенно отличалась от своего супруга. Она выросла в роскоши. Хорошенькая девушка с рыжевато-золотистыми волосами, темно-коричневыми, почти «вишневыми» глазами, белой атласной кожей, стройная и гибкая, любительница балов и придворных церемоний, новая королева Франции была одной из самых «гламурных» (говоря языком нашего времени) принцесс Европы, ибо добытые за океаном богатства дали возможность испанской аристократии позволять себе ВСЁ. В том числе в плане ухода за собой.

Лучшие рецепты, лучшие косметологи, лучшие препараты (нередко родом из Франции) – всё было собрано при Мадридском дворе. После прихода к власти Генриха Четвертого многие специалисты индустрии красоты просто перебрались из Парижа в Мадрид. Кроме того, до 15-го столетия частью Испании владели арабы, познакомившие местное население с оригинальными, испытанными веками и более совершенными, чем европейские, средствами по уходу за кожей и волосами, методиками массажа, пилингов, рецептами общеукрепляющих тоников и «пилюль», аналогами современных БАДов. Многие из них включали в себя кальций для укрепления ногтей, костей и волос. Арабская декоративная косметика (в отличие от последних инноваций от европейских специалистов, додумавшихся до использования целого ряда вредных для здоровья человека компонентов, включая цинк) была натуральной и не портила кожу. Кроме того, испанцы никогда не злоупотребляли макияжем. Подчернить брови и ресницы, чуточку блеска губам, немножко румян – и всё, больше ничего себе не позволяли ни изящные дамы, ни бравые идальго. Тогда как жители остальных стран Старого Света практически рисовали свое лицо заново.
Привыкшие к жаркому климату и не боявшиеся простуды (бича Севера) арабы привили испанцам привычку мыться чаще, чем это было принято в Европе.
Очень важно: мы не раз упоминали, что центрами косметологии, настоящими оздоровительными курортами были монастыри. В Испании не было протестантов, не было войн между ними и католиками. Следовательно, монастыри никто не закрывал, не уничтожал и не сжигал (вместе с лечебницами и библиотеками). Они продолжали работать и совершенствовать свои методики.
На Атлантическом побережье Испании многие монастыри содержали самые настоящие спа-курорты, которые активно посещали люди даже среднего достатка, официально это называлось «пойти в паломничество поклониться святому». С этой целью ехали в определенный монастырь, того или иного лечебного профиля, где «поклонялись святому» от нескольких дней до нескольких месяцев, проходя параллельно курс лечения или оздоровления в монастырской лечебнице. Набожная Анна Австрийская ну очень любила поклоняться святым, при чьих монастырях трудились высококлассные специалисты по уходу за кожей лица и тела.
Людовик считал подобное святотатством, знаменитой атласной кожей супруги не восхищался. Он вообще вступил в интимные отношения с женой только после четырех лет брака (под угрозой войны с Испанией). Король считал женщин порождением сатаны, боялся их до истерики. И вскоре он прекратил всякие неофициальные отношения с королевой… Бедняжка с ее испанским темпераментом и рыжим огнем в волосах (традиционная «изюминка» австрийских красавиц) оказалась обреченной на унизительное насильственное целомудрие, приправленное запретами на роскошь и самой настоящей скупостью со стороны короля, тратившего ее приданое на подготовку Франции к обороне… франко-испанской границы.
При таких грустных обстоятельствах, лишенная почти всех радостей жизни и даже привычного комфорта (в том числе достойного ухода за собой: ее косметолог и парикмахер были высланы из страны за излишне высокую квалификацию (хотели соблазнить короля видом королевы!) и шпионаж), бедная женщина должна была дать Франции наследника! Громче всех этого требовал герцог де Ришелье, первый министр, могущественный кардинал и один из самых пылких любовников Парижа того времени. Целая придворная партия помогала ему править страной вместо слабовольного, озабоченного охотой и чтением религиозных книг короля. Вначале Ришелье и его сторонники честно пытались изменить отношение Людовика к сексу, но король стоял на своем, несмотря на огромный риск новой гражданской войны. Тогда придворные интриганы стали думать, кому можно поручить заменить короля в постели королевы? И выбор пал на первого министра. Кардинал согласился помочь Франции.
Увы, красавица Анна была глубоко религиозным человеком, поэтому стать чьей-либо любовницей, тем более священника, считала невозможным даже ради благого дела. Ришелье получил отказ. Он и правящая вместе с ним партия отныне превратились в смертельных врагов королевы, ведь она подрывала устои государства, разрушала вертикаль власти самим своим нежеланием любой ценой стать матерью. Стране был нужен принц.
И принц (точнее, герцог, хотя в Англии эти титулы равны) нашелся. Его звали Джордж Вильерс. Он родился 28 августа 1592 года и погиб 23 августа 1628 года. Лорд Джордж происходил из не особенно знатной дворянской семьи, но сумел оказаться в фаворе у короля Англии (ходили даже слухи об их любовной связи). Благодаря близости к королю и собственным талантам этот разгульный, но талантливый и умный управленец стал де-факто главой британского правительства и получил титул герцога Бекингема. Бекингем был признан самым красивым и элегантным аристократом Европы.
По нашей теме: герцог шага не смел ступить без советов профессиональных косметологов, берег свою кожу и предпочитал натуральный внешний вид, лишь слегка подправленный легким, естественным макияжем (немножко румян и пудры, капелька туши на ресницы и брови, чуть-чуть блеска для губ), любил массаж и занимался спортом. Его длинные, почти натуральные (Бекингем боялся вредной горячей завивки и еще несовершенных средств для стайлинга из яичных белков и животного жира, предпочитая им бигуди) локоны вызывали зависть даже у дам… Если Людовик был естественен за счет того, что пренебрегал использованием косметических средств и методик, то Бекингем выглядел естественным и мужественным, но одновременно изысканным и негрубым именно за счет тщательно продуманного ухода за собой.
Он прекрасно танцевал, был богат, щедр и принялся активно ухаживать за французской королевой. Чтобы позлить скупердяя – мужа своей дамы, Бекингем явился на один из балов в роскошном костюме, расшитом жемчугом на живую нитку. При первом же поклоне жемчуга рассыпались по полу, присутствующие стали их подбирать и возвращать герцогу. «Оставьте себе на память, мне не нужно ничего с пола!» – возразил последний. Анна была сражена. Она влюбилась. Романтично и пылко. Но никому не был нужен наследник французского трона, рожденный от англичанина-протестанта… За парой тщательно следили. Несмотря на это, сочувствующие устроили им тайное свидание, окончившееся печально: королева испугалась в самую решительную минуту и убежала. Возможно, ее шокировала настойчивость поклонника и… исцарапало золотое и серебряное шитье на его одежде.
А потом… потом была одна платоническая романтика. Например, герцог уже уезжал из Франции, повернул с дороги, ворвался в спальню королевы (Анна была окружена свитой, ничего неприличного в визите в спальню не было) и стал целовать простыни ее постели… Он начал войну с Францией (именно она описана в «Трех мушкетерах»), когда его не пустили послом в Париж… Королева Анна вздыхала и плакала. Утешить ее пытался младший брат короля – Гастон, принц Орлеанский, самый гламурный и ухоженный мужчина Франции, известный своей вызывающей внешностью и чрезмерно изящными манерами (своего рода Зверев первой половины XVII века), наследник короны (если у короля не будет сына). Гастон был даже обвинен в желании убить брата и жениться на королеве, так сильно принц проявлял свои нежные неподобающие чувства к невестке. Однако ему удалось оправдаться, и он вернулся к уходу за собой, изобретению новых причесок и разучиванию модных танцев в обществе хорошеньких и легкомысленных дам, ибо на самом деле хотел наслаждаться жизнью вне политики.
23 августа 1628 года герцог Бекингем был убит фанатиком-пуританином. Пуритане, самая строгая ветвь протестантов, обвиняли герцога в пособничестве католикам (хотя он воевал с католической Францией), в том числе в… пристрастии к привлекательному «прокатолическому» внешнему виду, неподобающему достойному протестанту. Говорят, после смерти герцога королева сильно грустила, а потом утешилась вполне земным способом. 5 сентября 1638 года, на двадцать третьем году брака, она родила будущего Людовика Четырнадцатого. Ходили слухи, что он не был сыном Людовика Тринадцатого. Известный французский историк Распай тщательно сопоставил внешность, особенности строения лица и тела, а также моральные качества и вкусы Людовика Тринадцатого и будущего «короля-солнце». Они полностью различаются. Людовик Четырнадцатый совершенно не похож на своего предшественника, у них нет никаких общих родственных черт. Более того, с точки зрения физической антропологии в нем прослеживаются итальянские черты. Известно, что после кончины Людовика Тринадцатого Анна Австрийская была возлюбленной (может быть, даже тайной супругой) нового первого министра – кардинала Мазарини, выходца как раз из Италии. Возможно, эта связь началась несколько раньше…
Получив место регентши при малолетнем сыне, Анна Австрийская пустилась тратить казну. Французский двор стал роскошным гораздо больше, чем это могла себе позволить разоренная вялотекущей гражданской войной, политическими распрями и плохим управлением страна. Долгие годы безденежья испортили вкус королевы. Элегантности своей родины она начала предпочитать принятый в тогдашней Италии откровенный кич под лозунгом «чем дороже, тем красивее!». Не обошлось здесь без влияния также проведшего юность в бедности и дорвавшегося наконец до власти и богатства Мазарини.
Косметология оказалась в загоне: стареющая королева не ждала от нее чуда и не стремилась развивать. Дефекты своей кожи она кое-как замазывала декоративной косметикой и прикрывала бархатом и шелком. Аристократия, привыкшая во всем копировать монархов, тоже снова сделала ставку на «рисование» лица, а не на сохранение естественной красоты.
Оздоровительные курорты на территории Франции захирели, ездить на них было и опасно (в стране царил хаос), и не модно, ведь королева боялась покинуть Париж: а вдруг восстание? Опасения были не напрасны: прошло всего несколько лет – и Людовик Четырнадцатый лишил мать власти (как когда-то его официальный отец), решив править самостоятельно. Унаследовав от матери любовь к роскоши, Луи, в отличие от Анны Австрийской, обладал прекрасным вкусом и никогда им не пренебрегал. Юный принц вырос в «короля-солнце», а свою страну смог поднять до уровня мирового лидера в области косметологии и превратить в настоящего диктатора мировой моды, в том числе в вопросах макияжа и причесок.

 

 

Поделитесь статьей в социальных сетях:

Поделиться в twitter
Twitter
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в telegram
Telegram

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *